ГРАЖДАНСКАЯ ИНИЦИАТИВА ПО
РАЗВИТИЮ ДВИЖЕНИЯ СВЕРХСОЦИАЛЬНЫХ ОБЩИН

Т. Лузина – «Христианское братство борьбы» и русская интеллигенция накануне революций» (Вестник Санкт-Петербургского университета, Серия 6. Политология. Международные отношения. № 1, 2009)

Татьяна Лузина,
кандидат философских наук

«ХРИСТИАНСКОЕ БРАТСТВО БОРЬБЫ»

И РУССКАЯ ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ

НАКАНУНЕ РЕВОЛЮЦИЙ

В начале XX столетия в условиях нараставшего в России политического противостояния религиозная интеллигенция, которая мыслила себя частью церковного народа, собственными нравственно-этическими усилиями стремилась осуществить свою «пророческую», как ей казалось, миссию в духовном преображении общества. В атмосфере духовного напряжения интенсивно образовывались различные собрания и сообщества.

На фото: Эрн, Свенцицкий, Багатурова, Шер

Российские интеллектуалы, «люди нового сознания», призванные, как искренне полагали наиболее решительные среди них, к подвигу на благо всеобщего служения, ради утверждения в жизни абсолютных истин и сверхценностей, стали активно объединяться в религиозно-философские и литературные кружки и общества. В этот период и появилось «Христианское братство борьбы». Не останавливаясь подробно на анализе существующего материала о «Братстве»1, согласимся с мнением компетентного исследователя: «Вполне может быть, что ХББ — лишь фальсификация, создавшаяся усилиями Свенцицкого и Эрна, но именно Свенцицкий и Эрн желали, чтобы их деятельность вписывалась в некий план ХББ»2.

В. П. Свенцицкий

Религиозный публицист и писатель В. П. Свенцицкий

После кровавых событий 9 января 1905 г. религиозный публицист и писатель В. П. Свенцицкий (1882–1931) и философ В. Ф. Эрн (1882–1917) стали энергично призывать к борьбе за расторжение союза Православной Церкви и самодержавия и к участию самой Церкви в борьбе за новое общественное устройство и светлое будущее. Они решили создать такую организацию, члены которой, оставаясь преданными Церкви и православию как высшим ценностям, приняли бы участие в радикальном преобразовании общества на основе христианского (евангельского) понимания достоинств человеческой личности.

Так было создано революционное «Христианское братство борьбы». Убежденные в том, что в основу всех человеческих отношений должны быть положены Христова любовь и Христова свобода, идеологи ХББ стремились формулировать свои социалистические идеи в духе религиозного восприятия мира.

Первое сообщение о появлении в Москве новой организации и краткое изложение ее программы было опубликовано в большевистском эмигрантском еженедельнике «Вперед»3. Известно также, что идеи организаторов этой революционной группы христианской интеллигенции развивались не без влияния их духовного наставника — епископа Антония (Флоренсова).

Епископ Антоний

Епископ Антоний (Флоренсов)

По мнению Свенцицкого, «Христианское Братство Борьбы» было первой попыткой создания в России христианской политической организации. Преувеличивая роль и значение своей организации в общественно-политической жизни страны, находившейся тогда в кризисной ситуации идейного противостояния, он настаивал, что именно поэтому оно «должно быть особенно отмечено» в истории русского религиозного движения. Свенцицкому, по-видимому, казалось, что создание такой религиозной организации будет способствовать взаимодействию и объединению всех религиозных сил, и каждый христианин почувствует себя участником единого общего дела. Причем им подчеркивалась важность полной самоотдачи и подчинения себя этому святому делу: «В деле Христовом — сила и победа в правде, истине и красоте, а потому личная жизнь, личный подвиг, жизнь без всяких компромиссов, исполнение Евангелия, немедленная, полная недопустимость никаких откладываний, никакой постепенности, жизнь, исполненная подвига, самоотречения, — вот главнейшее внутреннее условие, чтобы вызвать к жизни земную, видимую Церковь»4. По его мнению, необходимым условием возрождения истинной Церкви является политическая свобода, «свобода проповеди, печати, союзов, братств и т. д., необходимая для того, чтобы пробудить религиозную жизнь в умирающих душах, отравленных веками рабства и лжи»5.

В выпущенной в Москве в 1906 г. брошюре под названием «„Христианское Братство Борьбы“ и его программа», сообщалось: «„Христианское Братство Борьбы“ имеет целью активное проведение в жизнь начал Вселенского Христианства…. Своеобразие и исключительность настоящего исторического момента сами собой определяют ближайшие, частные задачи „Братства“:… Борьба с самым безбожным проявлением светской власти — с самодержавием, кощунственно прикрывающимся авторитетом Церкви, терзающим народное тело и сковывающим все добрые силы общества. Борьба с пассивным состоянием Церкви в отношении государственной власти, в результате чего Церковь идет на служение самым низменным целям и явно кесарю предает Божье. Утверждение в социально-экономических отношениях принципа христианской любви, содействующего переходу от индивидуально-правовой собственности к общественно-трудовой. „Братство“ призывает к совместной Господней работе всех верующих во Христа без различия исповеданий и национальностей ввиду того, что борьба с безбожной светской властью имеет смысл не только национальный, но и вселенский»6.

В. Ф. Эрн

Философ В. Ф. Эрн

С момента своего образования перед ХББ встала задача перейти к решительным мерам, активно воздействуя на духовенство, народ и интеллигенцию. Однако осуществление этой задачи осложнялось отсутствием необходимых материальных средств, типографии, достаточного числа преданных сторонников для того, чтобы пропагандировать идеи среди населения. Тем не менее, Свенцицкий и Эрн были уверены в серьезности и значимости своего дела, подчеркивая, что «из действительной веры во Христа, вочеловечившегося и пришедшего во плоти, с неизбежной внутренней последовательностью вытекает для каждого христианина обязанность принимать самое деятельное участие в общественной и политической жизни страны»7 и в самой жизни активно осуществлять вселенскую правду Богочеловечества.

Программное Обращение ХББ было разослано многим представителям духовенства в Москве, Петербурге, Владимире, Воронеже, Киеве, Харькове, Тифлисе и других городах, почти всем епископам Церкви. Активисты «Братства» отпечатали «Воззвание к войскам», призывая солдат не исполнять приказов офицеров о расстреле восставших рабочих и крестьян. Затем появилось «Обращение к крестьянам». В нем подчеркивалось, что русский народ «терпит все ужасы за грехи свои» и ему необходимо покаяться в них: «На русском народе три греха: любовь к Кесарю больше чем к Богу, поглощение государством церкви и война на Дальнем Востоке»8. Наконец, желая привлечь на свою сторону образованные слои общества, Свенцицкий и Эрн составили «Обращение к обществу», распространенное в крупных городах. Но миссия ХББ в отношении непосредственного воздействия на широкие народные массы так и не была осуществлена. На пламенные призывы откликнулась очень малая часть интеллигенции, взгляды которой совпадали с мировоззрением христианских революционеров, с их убежденностью и искренней верой в реальность общественных перемен на основе евангельского христианства.

Свенцицкий и деятели ХББ, уповая на Христа и Вселенскую Церковь (через которую единственно возможно обретение гармонии социума и вхождение в царство любви, по их мнению), стремились перенести акценты с борьбы «за хлеб насущный» на борьбу за претворение в действительную жизнь христианских ценностей. Политическая окраска их действий, базирующихся на теоретических положениях «социального христианства» и «христианской политики», борьбы за «Правду Христову», была полностью подчинена основополагающей для них идее Богочеловечества как залогу эсхатологического освобождения в Царстве Божьем.

Однако без широкой общественной поддержки религиозно-реформаторский запал основателей «Братства» быстро иссяк. ХББ все же оказало некоторое влияние на часть православного духовенства, особенно священников, участников «Союза церковного обновления», на тех, в ком пробудился «дерзновенный, горячий» голос христиан и потребность искупить тяжкие многолетние грехи социальной пассивности. Просуществовав несколько месяцев, «Христианское Братство Борьбы» прекратило свою деятельность. Слишком узок был круг активистов ХББ, демонстрирующих безнадежность своих теоретических построений почти при полном отсутствии широкой поддержки в обществе. Стоит также заметить, что, по свидетельству современников ХББ, спрашивать о том, кто входил в состав «Братства», не полагалось. Но известны некоторые имена. Наряду со Свенцицким, Эрном, А. В. Ельчаниновым, тифлисским сотрудником ХББ Брихничевым, следует назвать Д. Д. Галанина, который вел издательское дело «Братства»; близкого друга Эрна, Ельчанинова и П. Флоренского В. Д. Шера; писателя и публициста Е. Г. Лундберга, наконец, одну из издательниц газеты «Народ», учительницу П. А. Ивашеву. Сочувствовал участникам ХББ князь Е. Н. Трубецкой. Практическую и теоретическую помощь ХХБ оказывал С. Н. Булгаков.
Исторический срок существования ХББ был недолгим. Следует отметить, что в одной из своих работ Н. А. Бердяев, критикуя религиозно-общественные утопии интеллигентов-богоискателей, подчеркивал, что идеи религиозной общественности, призванной преобразовать русскую действительность, выветрились гораздо раньше, чем наступил час их осуществления в жизни, а мир идей и мир общественности так и остались разобщенными.

Действительно, очень скоро активная общественно-политическая деятельность как самого Валентина Свенцицкого, так и его товарищей по ХББ угасла (необходимо подчеркнуть, что многие акции «Братства» носили антиправительственный характер, а члены организации преследовались по политическим мотивам), но их практическая энергия и пропагандистский пыл не ослабевали. В их жизни начинался новый этап, напрямую связанный с издательской деятельностью. «С осени [1905] Братство решило предпринять целый ряд практических мер для еще более широкого распространения своих идей, оно предполагало начать легальную издательскую деятельность, а для окончательной выработки своей программы и для всестороннего ее рассмотрения созвать всероссийский съезд христиан»9, — сообщал Свенцицкий.

В. П. Свенцицкий

Начиная с 1905 и по 1908 гг. издательские инициативы организаторов ХББ Эрна и Свенцицкого были впечатляющими: выпуск газет, журналов, сборников, большая серия брошюр, многие из которых очень скоро были запрещены цензурой в связи с их «подрывным характером», наконец, издание еженедельника «Век» с приложением под названием «Церковное обновление». В этот период деятельности Свенцицкого и Эрна особенно заметно их страстное желание расширить границы и возможности своего «религиозно-общественного» влияния. Их энтузиазм, подогреваемый стремлением следовать путем вселенского христианства, особым образом проявляется за пределами Москвы. Так, Свенцицкий становится сотрудником независимой религиозно-общественной газеты «Народ», основанной в Киеве С. Булгаковым. Это издание было ориентировано главным образом на образованного читателя. Авторы публикаций в «Народе» во многом следовали логике программных задач ХББ. Свенцицкий и Эрн очень хотели, чтобы их деятельность вписывалась в некий план «Братства», именно они стояли за многими (как осуществленными, так и не реализованными) издательскими проектами, и, следовательно, «ничто не избавит эти проекты от клейма ХББ»10.

Известно, что газета христианско-социалистического направления «Народ» просуществовала очень недолго и была закрыта по решению суда. Для активистов ХББ следующим «проектом» подобного рода стал выход в апреле 1906 г. в Тифлисе еженедельной газеты «Встань, спящий»11.

Из переписки Ельчанинова с А. С. Глинкой (Волжским) летом 1906 г. узнаем, что Свенцицкий с восторгом отнесся к идее появления нового преемника тифлисской газеты, а именно — московского издания под названием «Стойте в свободе»12.

«Боевитость» проекта «Стойте в свободе» угадывалась уже в том, что редакция не скрывала своего желания принять самое «горячее участие» в революционных событиях, обнаруживая тем самым остро политический характер своего издания. «Горячее участие» легко просматривалось в молитве Валентина Свенцицкого за упокой неудачливого мятежника лейтенанта П. П. Шмидта, расстрелянного 6 марта 1906 г., и террориста Каляева» («Со святыми упокой»)13. Таким образом, публикация молитв Свенцицкого явилась поводом для преследования и применения к изданию репрессивных мер. Но это не остановило издателей, тем более что вышедший номер был полностью распродан. Вскоре появился следующий выпуск, правда, идя на уступки властям, редакция изменила название (подзаголовок) на «Духа не угашайте». Теперь основная часть статей стала выходить без подписи. Но авторство Свенцицкого, конечно, просматривалось. Необходимо отметить, что именно тогда Свенцицкий (в то время активный проповедник «христианского социализма») ощущал идеологическую поддержку Булгакова, который в одном из своих писем (25 июля 1906 г.) написал: «С Валентином Павловичем [Свенцицким] мы сходимся в стихии „Стойте в свободе“…»14. Однако отношение Булгакова к Свенцицкому было весьма неоднозначным.

Положительное, если не сказать восторженное в момент их знакомства, оно достаточно быстро сменилось на резко критическое, отношение отталкивания на почве их глубоких идейных расхождений. Влияние идейного потенциала Булгакова на умы Эрна и Свенцицкого особенно заметно в первое время существования ХББ (в этот период для Булгакова они оба были «чисты и хороши»). В дальнейшем же обнаружатся его существенные разногласия с «неистовыми москвичами» (как называло тогда Эрна и Свенцицкого их ближайшее окружение), и тогда Булгаков будет резко осуждать их «сектантский догматизм».

Любопытно, что 17 января 1907 г. Булгаков в письме к Волжскому напишет об этих «неистовых москвичах» с трогательной теплотой: «… очень милы, и я счастлив, что очень люблю их последнее время…»15. А в письме от 6 февраля 1907 г. А. В. Карташев сообщит З. Н. Гиппиус о том, что Булгаков «критически относится (и даже очень) к Эрну и Свенцицкому»16.

В. П. Свенцицкий

В. П. Свенцицкий

Еще в период тесного сотрудничества Булгакова со Свенцицким и членами ХББ «боевой» пыл создателей «Братства» (Свенцицкий определенно ощущал себя революционером) подвиг их на совместную с Булгаковым попытку издания религиозно-общественного журнала «Свобода и религия». Осуществить задуманное не удалось, но предпринятые усилия не пропали даром. Под влиянием Булгакова Свенцицкий и Эрн становятся руководителями книжной серии «Религиозно-общественной библиотеки»17. Появившиеся в рамках Библиотеки брошюры предназначались самой широкой аудитории: это были специальные выпуски для интеллектуалов (переводная иностранная литература по вопросу отношений общества и Церкви), для интеллигенции и для народа. Работа «ХББ и его программа» Свенцицкого анонсировалась в серии «для интеллигенции», в серии «для народа» вышли такие его работы, как «Правда о земле», «Что нужно крестьянину?» и совместное с Эрном сочинение под названием «Взыскующим Града»18. После выхода последнего в свет авторов стали называть не иначе как «взыскующими».

В 1906 и в 1908 гг. совместными усилиями Булгакова, Свенцицкого и Эрна вышли два выпуска религиозно-общественного сборника «Вопросы религии», посвященного вопросам философии религии, церковной жизни, христианской общественности. Необходимо отметить, что в религиозно-философских кругах довольно строго отнеслись к содержанию ряда статей, появившихся в первом выпуске «Вопросов религии» (опубликованная здесь статья Свенцицкого называлась «Христианское отношение к власти и насилию»). «Если бы наша церковь, послушав Булгакова, Эрна, Свенцицкого и др., произвела бы все требуемые ими реформы, из которых первая — разрыв ее связи с абсолютизмом, то она перестала бы быть православной <…> Поэтому реформа православия невозможна <…> Пора же, наконец, признать, что историческое христианство своей общественности не имеет»19. Критика была резкой и не сулила широкую поддержку делу, которому столь решительно отдавали все свои силы неутомимые издатели «Вопросов религии». Не удивительно поэтому, что потерпела неудачу очередная задумка «взыскующих» — вместе с Булгаковым печатать еженедельный журнал «Социализм и Христианство», посвященный вопросам христианской общественности. Тогда их энергия была направлена на выпуск второго издания «Вопросов религии», в котором появилась статья Свенцицкого «Террор и бессмертие».

Возможно, что Свенцицкий и Эрн были участниками Религиозно-философских собраний, проходивших в Петербурге в 1901–1903 гг.20 На Собраниях обсуждались самые острые и злободневные вопросы. «Христианское Братство Борьбы» инициировало создание Московского религиозно-философского общества, которое начало свою деятельность в мае 1905 г. «Какое богатство тем и тонов представляло это Соловьевское общество! И много было искренних и интересных исканий, искренних порывов, столкновений мнений! Это была религиозность, но в значительной степени (хотя не исключительно) внецерковная или, вернее, не церковная рядом с церковной…»21, — отмечал один из участников этих собраний. В изданиях, осуществляемых под эгидой ХББ, публиковались доклады Свенцицкого в Московском религиозно-философском обществе. Свенцицкий был душой и основным оратором в первые три года существования общества22. На открытии он выступил с докладом о ХББ и его программе, который вызвал оживленную дискуссию. Рефераты Свенцицкого, обсуждаемые на публичных заседаниях, прочитывались автором чрезвычайно эмоционально. «Речи Свенцицкого носили не только проповеднический, но и пророчески-обличительный характер. В них было и исповедническое биение себя в перси и волевой, почти гипнотический нажим на слушателей»23. В марте 1907 г. в Москве открылось чтение лекций, организованных обществом. В еженедельнике «Век» (в рубрике «Религиозно-общественная жизнь») об этом событии сообщалось следующее: «В. П. Свенцицкий прочел первую лекцию из курса „Л. Толстой и Вл. Соловьев“. В. Ф. Эрн прочел первую лекцию из курса „Социализм, анархизм и христианство“. На лекциях присутствовало более 200 человек <…> Таким образом начато в скромных размерах великое дело создания „вольного богословского университета“…»24. Известно, что в Вольном богословском университете читали лекции Аскольдов, Андрей Белый, Бердяев, Булгаков, Е. Трубецкой, С. Соловьев (поэт-символист, соавтор Свенцицкого и Эрна по литературно-философскому сборнику «Свободная совесть») и многие другие известные деятели культуры.

Выступая одним из инициаторов создания Московского религиозно-философского общества, Свенцицкий в итоге был исключен из него за «неблаговидные поступки». Распространившиеся в то время слухи о его недостойном поведении, к сожалению, находили подтверждение. В записке Московского охранного отделения говорилось о том, что: «В 1907 году Свенцицкий оказался совершенно дискредитированным в глазах названного общества… так как выяснилось, что, с одной стороны, совершена им растрата общественных денег, а с другой — открылись любовные похождения его, несоответствующие роли проповедника Свенцицкий вынужден был скрыться из Москвы, проживая долгое время инкогнито где-то под Петербургом»25. Тем не менее, он все-таки появился на заседаниях общества и даже выступил с докладом о «Мировом значении аскетического христианства».

По-прежнему проповедуя любовь к Богу и служение Ему, он утверждал теперь, что Христа нельзя познать, не пережив в своей душе Антихриста. Свенцицкий заявлял: «Любовь христианина — Голгофа, распятие плоти своей во имя вечной духовной правды»26.

Москвичи Свенцицкий и Эрн на страницах журнала «Век» и его приложения остро полемизировали с петербургскими интеллигентами-богоискателями, деятелями «нового религиозного сознания»: Д. С. Мережковским, З. Н. Гиппиус, В. В. Розановым, Д. В. Философовым27. Свенцицкий особенно настойчиво выступал против обозначения идей Мережковского и его единомышленников словом «новое».
Сборник «Религия и жизнь»

Сборник «Религия и жизнь»

В ноябре 1907 г. стал выходить журнал «Живая жизнь», учрежденный «взыскующими». В его первом номере была опубликована статья Свенцицкого «Религия „здравого смысла“ (из лекций о „Льве Толстом и Вл. Соловьеве“)». В апреле 1908 г. вышла «Религия и жизнь», очередной сборник, организованный усилиями интеллигенции христианско-либерального направления, «оформление которого своим сходством с „Живой жизнью“ не оставляло сомнений в преемственности этих изданий»28. Журнал просуществовал еще меньше предыдущего, и, таким образом, издательская деятельность ХББ завершилась. С прекращением издания «Живой жизни» можно говорить и об окончательном прекращении деятельности ХББ29.

СНОСКИ:

1 См.: Белый А. Начало века. М., 1990. С. 494–497; Взыскующие града. Хроники частной жизни русских религиозных философов в письмах и дневниках / сост. В. И. Кейдан. М., 1997. С. 11–18; В. Ф. Эрн: pro et contra / сост., вступ. статья, коммент. А. А. Ермичева. СПб., 2006. С. 22–34; Иванова Е. В. Флоренский и Христианское братство борьбы // Вопр. философии. 1993. № 6; Карташев А. В. Мои ранние встречи с о. Сергием // Православная мысль. Paris, 1951. Вып. 8; Колеров М. А. «Не мир, но меч». Русская религиозно-философская печать от «Проблем идеализма» до «Вех». 1902–1909. СПб., 1996. С. 225–278.

2 Колеров М. А. «Не мир, но меч». Русская религиозно-философская печать от «Проблем идеализма» до «Вех». 1902–1909. СПб., 1996. С. 234–235.

3 Взыскующие града. Хроники частной жизни русских религиозных философов в письмах и дневниках / сост. В. И. Кейдан. М., 1997. С. 11.

4 Свенцицкий В. П. Письмо духовенству // Век. 1907. № 14. С. 176.

5 Свенцицкий В. П. Письмо духовенству // Век. 1907. № 14. С. 176.

6 Свенцицкий В. «Христианское Братство Борьбы» и его программа. М., 1906. С. 8–9.

7 Свенцицкий В. «Христианское Братство Борьбы» и его программа. М., 1906. С. 8–9.

8 Свенцицкий В. «Христианское Братство Борьбы» и его программа. М., 1906. С. 15.

9 Цит. по: Колеров М. А. «Не мир, но меч». Русская религиозно-философская печать от «Проблем идеализма» до «Вех». 1902–1909. СПб., 1996. С. 227.

10 Колеров М. А. «Не мир, но меч». Русская религиозно-философская печать от «Проблем идеализма» до «Вех». 1902–1909. СПб., 1996. С. 234–235.

11 Издателем еженедельника религиозно-общественного направления «Встань, спящий» стал Иона Брихничев (1879–1968): с 1903 по 1907 гг. — православный священник, публицист, поэт, религиозно-общественный деятель. В течение 1908–1911 гг. Свенцицкий тесно сотрудничал с Брихничевым.

12 Первый выпуск этого печатного органа Свенцицкого и Эрна состоялся с подзаголовком «Ходите в свете».

13 Колеров М. А. «Не мир, но меч». Русская религиозно-философская печать от «Проблем идеализма» до «Вех». 1902–1909. СПб., 1996. С. 239.

14 См.: Взыскующие града. Хроники частной жизни русских религиозных философов в письмах и дневниках / сост. В. И. Кейдан. М., 1997. С. 109.

15 Взыскующие града. Хроники частной жизни русских религиозных философов в письмах и дневниках / сост. В. И. Кейдан. М., 1997. С. 123.

16 Взыскующие града. Хроники частной жизни русских религиозных философов в письмах и дневниках / сост. В. И. Кейдан. М., 1997. С. 126.

17 Издание «Религиозно-общественной библиотеки» началось в 1906 г., почти сразу была запрещена цензурой брошюра Свенцицкого «ХББ и его программа», но она все-таки вышла 23 июля 1906 г. В начале 1907 г. ее издание вновь было запрещено (12 февраля 1911 г. — уже окончательно).

18 С. Н. Булгаков, прочитав брошюру «Взыскующим Града», впервые сформулировал свое расхождение с ХББ (см.: Колеров М. А. «Не мир, но меч». Русская религиозно-философская печать от «Проблем идеализма» до «Вех». 1902–1909. СПб., 1996. С. 238).

19 Цит. по: Колеров М. А. «Не мир, но меч». Русская религиозно-философская печать от «Проблем идеализма» до «Вех». 1902–1909. СПб., 1996. С. 233.

20 Взыскующие града. Хроники частной жизни русских религиозных философов в письмах и дневниках / сост. В. И. Кейдан. М., 1997. С. 114.

21 Арсеньев Н. О московских религиозно-философских и литературных кружках и собраниях начала ХХ века // Воспоминания о серебряном веке / сост. В. Крейд. М., 1993. С. 305.

22 Взыскующие града. Хроники частной жизни русских религиозных философов в письмах и дневниках / сост. В. И. Кейдан. М., 1997. С. 114.

23 Цит. по: Взыскующие града. Хроники частной жизни русских религиозных философов в письмах и дневниках / сост. В. И. Кейдан. М., 1997. С. 114.

24 Век. 1907. № 13. С. 163.

25 Цит. по: Колеров М. А. «Не мир, но меч». Русская религиозно-философская печать от «Проблем идеализма» до «Вех». 1902–1909. СПб., 1996. С. 269.

26 Свенцицкий В. Мировое значение аскетического христианства // Русская мысль. М., 1908. Кн. 5. С. 90. Но это начало уже новой страницы в биографии В.П. Свенцицкого — активиста религиозного движения, именуемого «голгофским христианством», и автора многочисленных публикаций в газете «Новая Земля».

27 Статья Свенцицкого «О новом религиозном сознании (по поводу статьи Д. В. Философова)» была опубликована в восемнадцатом номере «Века» за 1907 г.

28 Колеров М. А. «Не мир, но меч». Русская религиозно-философская печать от «Проблем идеализма» до «Вех». 1902–1909. СПб., 1996. С. 275.

29 Колеров М. А. «Не мир, но меч». Русская религиозно-философская печать от «Проблем идеализма» до «Вех». 1902–1909. СПб., 1996. С. 276.

СКАЧАТЬ СТАТЬЮ В ФОРМАТЕ DOC: здесь