ГРАЖДАНСКАЯ ИНИЦИАТИВА ПО
РАЗВИТИЮ ДВИЖЕНИЯ СВЕРХСОЦИАЛЬНЫХ ОБЩИН

Т. Зыкова – «Община Виссариона: «Другие измерения» рядом с нами» (Абакан Сегодня, 2018)

Абакан Сегодня, 2018

ТАТЬЯНА ЗЫКОВА

«ОБЩИНА ВИССАРИОНА:

«ДРУГИЕ ИЗМЕРЕНИЯ» РЯДОМ С НАМИ»

Иногда «другие измерения» находятся рядом с нами. Для попадания в них достаточно отъехать от дома на пару-тройку сотен километров. К примеру, около 250 километров отделяют Абакан от центра общины Виссариона – так называемого «Города Солнца». Там идет 58-й год Эры Рассвета, и живут там по 61 заповеди, данной основателем учения пастве еще в бурные 1990-е.

Летоисчисление там, кстати, ведется от даты рождения Виссариона, а на почетном месте в домах и общественных зданиях висят его портреты. Виссарионовцы называют «храмом и священным местом» свой «Город Солнца», или «экополис Тиберкуль». Все это – неофициальные названия населенного пункта, заложенного общинниками в 1994 году в таежной глуши Курагинского района. Стандартный дорожный знак на въезде в это поселение сообщает еще одно его название – «Обитель Рассвета». Но я не нашла убедительных доказательств, что оно – официальное. В нем — культовые места и дома элиты общины (в основном семей служителей).

Недавно корреспондент «Абакана» побывал в «Городе Солнца». Поводом увидеть своими глазами, как живут общинники, стало то, что со времени расселения многих последователей Виссариона в глухих таежных местах широкой публике об их жизни известно мало. И в основном только то, что они сами хотят показать – праздники, ремесла и прочие «парадные» стороны общинного быта. А многих абаканцев интересует совсем не это. В 1990-е годы возникновение общины и ее будущее бурно обсуждалось читателями на страницах нашей газеты. Интерес был вовсе не праздным: за основателем учения на ПМЖ в тайгу уехал не один десяток абаканцев (по разным данным). Кто-то вернулся обратно, а кто-то остался и не собирается жить «в миру». Почему? Верны ли народные предположения, что в общине кто-то кого-то удерживает силой? Как там живут люди? На эти и другие вопросы я постаралась найти для себя ответы.

На всеохватность и истину в последней инстанции не претендую. Поездка была короткой и познавательно-туристической, поэтому вероучения я в статье не касаюсь. В ней — зарисовки из жизни и быта общинников, впечатления от общения с ними глазами путешественника. Временем для посещения (18 августа) был выбран один из главных общинных праздников, во время которого там принимают много туристов, охотно позируют перед камерами в парадных одеждах и отвечают на вопросы любопытных «мирян». В этот день общинники отмечают «праздник Добрых Плодов», но это – не августовский день урожая (как можно подумать), а напоминание о дате первой проповеди Виссариона.

РАЗМЫШЛЕНИЯ ПО ДОРОГЕ…

Через три-пять часов после выезда из Абакана (в зависимости от проходимости и скорости «железного коня» по таежной грунтовке, когда закончится асфальт) вы попадете в общину Виссариона. По дороге обратно я резюмировала в блокноте свои размышления об ее сегодняшнем состоянии на основе увиденного, полученной и имевшейся информации. Эти наброски вполне могут стать предисловием к статье.

Общину можно назвать уникальным явлением в российском масштабе. И потому, что в ее основе – самое большое новое религиозное движение отечественного происхождения — Церковь Последнего Завета. И потому, что большая часть общинников — творческая интеллигенция. Кстати, ученые считают ее переселение в тайгу за Виссарионом формой пассивного протеста против происходящего в стране в 1990-е. Распад Советского Союза, крушение коммунистической идеологии, перестройка экономики привели не только к ухудшению материального положения россиян, но и к духовному кризису. Выход из него люди искали по-разному, в том числе обращаясь к разным религиям и вероучениям. Некоторых духовные поиски привели в общину. Необычна она и тем, что виссарионовцы пытаются построить свое общество внутри российского, да еще и в тайге, где выживание дается огромным трудом. Образно жизнь общинников можно сравнить с добровольным социальным экспериментом, длящимся более четверти века. Хотя, конечно, сами они не согласятся с таким вольным «мирским» сравнением, и это — их право.

По моим наблюдениям, по сравнению с положением дел десятилетней давности, община стала более открытой. Во-первых, к настоящему времени противоречия общинников с органами власти сгладились. Претензии многочисленных комиссий (администрации Красноярского края, МВД, организаций образования, здравоохранения и т. д.), работавших здесь, были приняты к сведению. Предполагаю, что в этом сыграли свою роль многочисленные проверки в общине и известное постановление администрации Красноярского края “О мерах по нормализации ситуации в местах компактного проживания последователей Церкви Последнего Завета (общины Виссариона)”. Но это — отдельная тема. Что можно видеть сейчас? Были ослаблены пищевые ограничения, не возбраняется обращаться за помощью к официальной медицине, дети школьного возраста в основном находятся на домашнем обучении и потом в любом случае сдают экзамены в государственных школах и получают аттестаты. И изменения можно перечислять дальше.

Во-вторых, в общине активно развивается туризм. Служители (а по «Городу Солнца» можно передвигаться только в их сопровождении) проводят платные экскурсии не только по т. н. «нижнему городу», но даже на священную для общинников гору Сухая над ним, на вершинах которой находятся святыни. Говорят, развитие туризма — не только следствие интереса к общине приезжающих, но и одна из статей доходов общины. Работают у них и сувенирные лавки с изделиями местных умельцев.

ЗАРИСОВКИ ИЗ «ГОРОДА СОЛНЦА»: ОБ УЛИЦАХ-«ЛУЧАХ», ОТСУТСТВИИ ЗАБОРОВ И ЗАМКОВ

Часто приходится слышать вопрос: а на каком основании виссарионовцы поселились в тайге и строят свой «Город Солнца»? Оказывается, на вполне законном. Земля, на которой его возводят, находится в долгосрочной аренде. Земельный участок в размере 250 га был выделен на склонах горы Сухая Черемшанского сельсовета в 1994 году постановлением администрации Курагинского района. Можно сказать, что проживание общины в районе было оформлено официально.

Мы побывали на двух вершинах горы Сухой из трех. На вершину, где находится Алтарь земли, как нам пояснили, сейчас не готовы водить туристов. А на другие две можно. На одной из них — звонница, на другой — строящийся храм и т. н. «мужской монастырь». На самом деле, вероятно, речь идет о временном пребывании в нем мужчин, так как вероучение позволяет даже служителям иметь жену и детей.

Кстати, по словам служителей, здание монастыря было передано под него основателем учения. В прошлом это — дом Виссариона. Показали они издалека и его сегодняшний дом на склоне горы Сухая, со стороны он выглядит меньше предыдущего. На наши вопросы: «Правда ли, что Виссарион постоянно живет не в общине (а, например, большую часть времени проводит за границей), а приезжает только на большие праздники?» служители отвечали, что жизнь общины овеяна мифами и слухами, многие из которых не соответствуют действительности. По их словам, большую часть времени основатель учения находится именно в общине, и 18 августа у него была встреча с последователями в специально оборудованном месте на склоне горы Сухая.

Кстати, с вершины этой горы «нижний город» виден как на ладони, и понимаешь, почему его называют «Городом Солнца»: его улицы расходятся от центра, как солнечные лучи. Если начинаешь «выспрашивать» у служителей про истоки необычной формы поселения, то выясняется, что все не так просто. Общинные архитекторы при проектировании имели в виду вовсе не изображение солнца, а так называемую Вифлеемскую звезду. И улиц-лучей 14 не потому, что их фантазия так подсказала: основатель учения родился 14 января. Кстати, подобные названия улиц вы вряд ли где-то еще встретите: от Озорных дождей до Поющих гор, от Хрустальных врат до Вечных исканий.

Что еще бросается в глаза приезжим в «Городе Солнца»? Дома в поселении не замыкаются, даже если заборов нет (в том числе между участками соседей).

Служители, которые встречают всех приезжих и сопровождают их во время пребывания в поселении, говорят, что для профилактики возможных проблем со стороны «мирян» собственной системы безопасности достаточно. Правда, во время «праздника Добрых Плодов», в который много туристов и виссарионовцев из других населенных пунктов стекается в «Город Солнца», дежурили самые обычные полицейские. Но они поясняют, что обязаны дежурить на массовых мероприятиях в районе. Таков порядок.

Честно говоря, я представляла себе «Город Солнца» другим. Более образцовым и архитектурно ошеломляющим, что ли? Оригинальными проектами и оформлением фасадов удивили лишь отдельные жилища. Служители пояснили, что пока «Город Солнца» – в стадии строительства. Тем, кому разрешают здесь поселиться, отводится не так много времени для возведения домов, которые строятся по средствам. А «украшательства» – дело второстепенное. Дома в поселении в основном небольшие: до коттеджей «в миру» по метражу многие не дотягивают, хотя семьи в них часто живут многодетные. Предполагаю, что причины банальные: маленькие дома дешевле построить и проще протопить.

«Город Солнца» позиционируется как экопоселение, поэтому при строительстве общинники стараются избегать «неприродных» материалов, но обойтись совсем без них (судя по увиденному) им не удается. Сразу бросаются в глаза солнечные батареи возле жилищ, а в «верхнем городе» на горе – еще и ветрогенераторы. Возле каждого дома – ухоженные цветники-сады-огороды. Томаты и другие овощи, которые не вызревают в открытом грунте, выращивают в теплицах. Во все это вкладывается много труда: и служители, и их семьи сами работают на своих участках.

Еще одна любопытная деталь: в «Городе Солнца» не слышно лая собак и не видно кошек (встретила лишь одну). Держать их не принято. Если я правильно поняла, по той причине, что эти питомцы будут требовать у хозяев-вегетарианцев «убойную пищу», которую нельзя ввозить в общину. Местные жители рассказали, что в поселении живет всего один пес, и для него вроде бы даже доставляют мясо. Но это не точно. Из домашних животных виссарионовцы в последние годы заводят коз, коров и кур. Первоначальные пищевые (и другие) ограничения ослабли. Внешне истощенных виссарионовцев (как в 1990-е) видеть не приходилось (скорее, многие из них – мускулистые). Говорят, что детям сегодня обязательно дают молоко и яйца. Взрослым тоже необязательно придерживаться вегетарианского питания в строгом варианте.

ВОКРУГ ИНФОРМАЦИИ «ИЗ ПЕРВЫХ РУК»

Кстати, как удалось выспросить у служителей, в «Городе Солнца» дома – в собственности жильцов, их построивших или приобретших (как и в других поселениях виссарионовцев). Но так как это место считается «храмом», уезжающие отсюда жители не могут продать их кому угодно. Обычно им предлагают равноценный обмен на дом в населенном пункте, где проживают общинники (а с тем жилищем они могут поступать, как считают нужным). А в освободившийся дом заезжает другой служитель с семьей.

Нашим основным «проводником» в другое измерение стал служитель Александр (фамилии в общине употреблять не принято, только «в миру», если общинник едет туда по делам). Он провел нам «инструктаж для гостей» на входе в город: спиртное-сигареты-рыбу-мясо не вносить и не употреблять, оружие (если есть) с собой не брать, а также не сквернословить и не допускать конфликтов. В прошлом он — скульптор из Санкт-Петербурга, работавший (в том числе) в Юсуповском дворце. Приехал сюда еще в 1990-х после встречи с Виссарионом, которая резко поменяла его жизнь. Говорит, что ни о чем не жалеет и вполне доволен своей новой жизнью. На скульптуру и другое творчество времени за другими делами остается мало. Но при желании удается выкраивать, как и для того, чтобы погонять в футбол с собратьями по вере. Это не воспрещается. Хобби у общинников самые разные. Еще одна смена деятельности — подработки «в миру», летом и зимой можно уезжать на заработки (выбирая время, чтобы это не мешало важным общинным делам). Александр зарабатывает, например, на строительстве новогодних ледяных городков и художественном оформлении различных заведений в городах. Заработанные средства идут не только на общинные дела, но и на семейные: многие строятся и «закрывают» другие насущные расходы. Положенные от государства пособия — еще одно подспорье, как и сады-огороды.

В общей сложности удалось поговорить «о житье-бытье» более чем с двумя десятками жителей поселения. Побывать в домах некоторых из них. Несмотря на то, что это — элита общины, в их жилищах просто и скромно. Слуг и предметов роскоши видеть не довелось. Много предметов ручной работы (изготовленных как хозяевами домов, так и другими общинниками). Пища «как у всех»: вегетарианская. Овощи и фрукты к столу люди выращивают сами на своих участках.

Все опрошенные только посмеялись над предположениями, что их может кто-то держать в общине. Говорили, что это — их выбор взрослых людей. Что они могут уехать в любой момент, только сами этого не хотят. Что есть люди, которые уехали «в мир», держать кого-то и осуждать чужой выбор здесь не принято. Совершеннолетние дети общинников тоже сами могут решать: уезжать «в мир» или остаться в общине. Другое дело: кто и что их ждет за пределами общины? Не у всех остались там родственники, а стиль жизни виссарионовцев сильно отличается от нашего, чтобы без проблем «влиться» в другое общество. Еще один вопрос, который возник у меня: а на что переехать, даже если очень захотеть? Не секрет, что первые «волны» поселенцев отдавали в общину почти все, что имели (вроде средств от продажи квартир в крупных городах). Теперь они живут в скромном жилье в сельской местности, продав которое, обратно уже не переселишься. В лучшем случае обоснуешься где-нибудь в небольшом городке.

По словам Александра, сегодня в «Городе Солнца» живет 350 человек (в том числе 100 детей), а по плану он рассчитан на 500 человек. На вопрос «За счет чего и чьими силами продолжает сегодня строиться и развиваться поселение (ведь по сравнению с 1990-ми годами сегодня стало меньше желающих перебраться в общину)?» наш экскурсовод ответил так: «Город растет и строится усилиями всех приехавших на эти земли. А их много: это 5–7 тысяч человек, живущих в двух районах – Курагинском и Каратузском – в сорока населенных пунктах».

Эта и некоторая другая информация о жизни общинников, полученная от них самих, – весьма спорная. Во-первых, надо оговориться, что из этих около сорока населенных пунктов лишь в некоторых виссарионовцы — преобладающая часть населения. Есть и такие, где их меньше половины или совсем незначительная часть. Еще один скользкий момент: внутриобщинная оценка численности последователей учения не совпадает с официальной, хотя и официальные органы не пришли к единому мнению. В одних случаях учитывают всех членов семей, включая малых детей и неверующих домочадцев, в других — только верующих (и тут возникает вопрос, как определяли, кого к ним отнести). По официальной информации, количество последователей Виссариона в общине (по разным данным) от 2,5 до около 4 тысяч человек.

Многие (и я в том числе) задаются вопросом: возникновение общины Виссариона – случайность или закономерность? Я придерживаюсь второго мнения. Во-первых, сложное постперестроечное время было благоприятной почвой для создания новых конфессий. Только немногие из созданных организаций просуществовали так же долго, как Церковь Последнего Завета. Отражением обстановки по стране в целом является религиозная ситуация в Красноярском крае, где появилась община Виссариона. Так, если в 1992 году в нем было зарегистрировано 23 религиозных объединения, то в 1996 году – уже 119, а в 2002 году – 228. Но потом было ужесточение законодательства и изменение ситуации в стране, и их количество пошло на спад. К примеру, уже 10 лет назад (на 1 января 2008 года), по данным Управления Федеральной регистрационной службы по Красноярскому краю, было зарегистрировано 273 религиозных организации. То есть, община Виссариона была организована во время массового появления религиозных организаций в России. Во-вторых, как это ни цинично звучит, не бывает предложений (в том числе религиозных) без спроса на них. Основатель учения предложил растерянной после краха СССР интеллигенции те идеи, которые оказались у нее востребованными в сложные годы. В том числе идею общинной жизни.

ОРИГИНАЛ СТАТЬИ: здесь

СКАЧАТЬ СТАТЬЮ В ФОРМАТЕ DOC: здесь