ГРАЖДАНСКАЯ ИНИЦИАТИВА ПО
РАЗВИТИЮ ДВИЖЕНИЯ СВЕРХСОЦИАЛЬНЫХ ОБЩИН

В. Вильямский, А. Алексеенков – «Продовольственная безопасность России: роль кооперации» (Вестник Белгородского университета кооперации, экономики и права, № 2 (46), 2013)

Вячеслав Вильямский, доктор экономических наук, Ростовский институт кооперации
Андрей Алексеенков, Южный федеральный университет

ПРОДОВОЛЬСТВЕННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ РОССИИ:

РОЛЬ КООПЕРАЦИИ

(приводится в сокращённом виде)

Идет беззастенчивая эксплуатация сельского наемного работника, из земли высасываются последние соки; до полной остановки используются механизмы и оборудование, оставшиеся после Советского Союза. Развертывание буржуазных начал в деревне никак не способствует наполняемости магазинных полок страны отечественными продовольственными товарами [3]. Агропромышленный комплекс России рухнул [1].

Выход из создавшегося положения видится в государственной поддержке не частного, а коллективного, общественного (кооперативного) сельскохозяйственного производства. Дух коллективизма существовал у русского человека с давних времен начиная с русских общин. Русские крестьяне никогда не селились отдельно друг от друга, а жили вместе общинами, которые они называли «мир». Основными социальными характеристиками общины являлись мирское самоуправление и общинное землевладение. Члены общины крайне негативно относились к личной собственности на землю. Непризнание личной собственности на землю – священная русская идея, пронесенная через столетия [5].

Более поздняя форма общины строилась на сочетании коллективного землепользования и отдельного ведения хозяйства каждым семейством. Община формировалась по принципу семьи, но без главы (отца). Отцом было собрание общины – коллективный орган управления.
На сходах выбирали (обычно на год) общинное руководство – старосту и его помощников. Они присягали и при этом целовали крест, обязуясь блюсти интересы мира (общины).

Сельская община – это общественный трудовой коллектив земледельцев, возникший в глубокой древности на основе кровно-родственных и территориальных связей (живших по соседству в нескольких малодворных деревнях или водной многодворной). Производство общины держалось на трудовой кооперации. Русские крестьянские общины отличаются от колхозов тем, что колхозы строились по марксистской догме, согласно которой крестьянин должен стать пролетарием – наемным рабочим, получая за свой труд заработную плату. Крестьянин, работая в общине на наделе, принадлежащем общине, получал за свой труд не зарплату от начальника, а конечный результат своего труда в полном объеме в натуральном виде. Община была суверенной, и никто не вмешивался в ее дела, а колхоз – это предприятие, где властвует бюрократия [5].

Для крестьянина община – это дом, в котором он живет, и для него интересы общины (общественные) выше личных. Община запасала хлеб, строила школы, нанимала учителей, врачей и фельдшеров. Общей для всех общин была коллективная ответственность по обязательствам (уплата налогов, выделение рекрутов для армии, материальная помощь пострадавшим и др.).

С общиной боролся царский режим путем дарования крестьянам свободы выхода из общины и передачи общинной земли в частную собственность. Но крестьяне издавна общинную землю считали своей и ждали прирезки земли от помещичьих усадеб и части церковных земель.

Из общины крестьяне выходить не хотели даже под угрозой изъятия земли. Столыпинские реформы, предусматривавшие замену общинного землевладения на частное крестьянское, не привели к приросту сельхозпродукции, а наоборот – снизили ее с 2,4% в 1901–1905 годах до 1,4% в 1903–1913 годах. Из 15 млн. хозяйств вышли из общины 6,7 млн. хозяйств.

Оставшиеся 8 млн. хозяйств – убедительное свидетельство веры крестьян в коллективные формы земледелия. За период с 1902 по 1915 год число кооперативов выросло с 1,6 до 35,2 тысячи. К 1917 году 50% домохозяев, т.е. 50 млн. человек, были членами кооперативов. К началу 20-х годов число кооперативов сократилось вдвое из-за войны и революции, но уже в 1926 году, благодаря всемерной поддержке государства, количество кооперативов превысило довоенный уровень. Кооперативы выдержали испытания первой мировой и гражданской войн, а также период военного коммунизма благодаря вековой мощи русской общины [4].

К 1929 году почти 95,5% земли отошло к общине, т.е. первые шаги советской власти были направлены на возрождение общины, однако И. Сталин настоял на огосударствлении кооперативов и они приобрели форму колхозов [10].

В средине 80-х годов в СССР были приняты законы, приравнивавшие крестьянскую трудовую семью к социалистическому хозяйству, вернув, таким образом, идею общинного производства, предусматривавшую органическое слияние общественного и личного, т.е. возврат к общине.

Однако после свержения советской власти Указом Б.Н. Ельцина «О реорганизации колхозов и совхозов» кооперация на селе была ликвидирована, а вместо нее стало насаждаться частное ведение сельского хозяйства в форме фермерства, которое сегодня дает государству всего лишь 5% зерна, 1% картофеля, чуть больше 1% овощей, меньше 15% мяса в живом весе, 0,5% молока [4]. Кооперация была разрушена. Она потеряла более 83 тысяч объектов, значительная часть которых под предлогом акционирования перешла в руки частников [10]. Для обеспечения продовольственной независимости России необходимо развивать исконно русскую форму ведения сельского хозяйства – сельскохозяйственные производственные кооперативы.

В состав кооперативов могут входить банки, страховые компании, заготовительные предприятия, потребительские кооперативы, предприятия по производству удобрений и др., что обеспечивает комплексность сельскохозяйственного производства.

Многовековый опыт общинного ведения сельского хозяйства, как сочетания индивидуального и общественного земледелия, подсказывает также необходимость законодательного отнесения труда крестьянина на личном подворье к общественно полезному труду в составе сельскохозяйственного производственного кооператива с оформлением трудового договора, выдачей трудовой книжки, определением условий оплаты труда, социальных гарантий и т.д. Это позволит включить в сельскохозяйственное производство целую армию сельских жителей, оставшихся безработными после распада колхозов и совхозов, которые на своем подворье могут выполнять трудоемкую работу по выращиванию овощей, фруктов, ягод и пр. Это позволит также остановить отток населения из села, возродить село как первооснову человеческого существования.

Будущее страны – это кооперация во всех сферах экономики, возрождение и государственная поддержка кооперации – позволит успешно решить главную задачу государства – обеспечение достойной жизни и свободного развития человека.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Кашин В.И. Продовольственная безопасность. – //www.trinitas.ru.
2. Кто «украл» яйца? // Аргументы и факты. – 2010. – № 44.
3. Маслинин В. Под вывеской товариществ и обществ // Правда. – 2010. – № 73.
4. Михайлов Г. Крестьянское подворье и продовольственная безопасность // Сибирская кооперация. – 2010. – № 2.
5. Мухин Ю. За ответственную власть. – // www.igpr.ru.
6. Нас опять будут кормить канзасские фермеры // Аргументы недели. – 2013. – № 7.
7. Папело В.Н. Продовольственная безопасность России: современное состояние и механизмы самообеспечения / В.Н. Папело, А.Н. Радчиков, П.В. Скурихин. – Новосибирск: СибАГС, 2000.
8. Продовольственная безопасность России. – // www.nirsi.ru.
9. Россия в системе глобальной продовольственной безопасности. – // www. duel.ru.
10. Рязанов С. Фермеры США живут по-советски // Аргументы недели. – 2013, № 4.
11. Село умирает вместе с малым бизнесом // Аргументы и факты. – 2011. – № 6.

СКАЧАТЬ СТАТЬЮ В PDF ФОРМАТЕ: здесь