ГРАЖДАНСКАЯ ИНИЦИАТИВА ПО
РАЗВИТИЮ ДВИЖЕНИЯ СВЕРХСОЦИАЛЬНЫХ ОБЩИН

Команда INSIGHT – «Негативная роль бессистемной благотворительности в деле общинного строительства» (2016)

«ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ»:

НЕГАТИВНАЯ РОЛЬ БЕССИТЕМНОЙ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТИ

В ДЕЛЕ ОБЩИННОГО СТРОИТЕЛЬСТВА

Портал публикует первый материал команды INSIGHT из цикла «Заметки на полях». Здесь будет обсуждаться всё, что вводит тему общинного строительства в контекст мировых политических и социальных трендов. Вас ожидают неожиданные повороты и открытие новых смысловых граней этого бесконечно расширяющегося практического знания.

Христианские первоапостольские общины существовали на принципах трудовых братств. И по мере того как эти принципы начали размываться, а ценности коллегиальной культуры — разрушаться, единственным оставшимся институтом, который мог хоть как-то сохранить остатки «соборного» уклада жизни, стал монастырь. Но пример монашеской жизни — это образец исключительности, а не всеобщего правила. Он, хотя и является чрезвычайно вдохновляющим, при этом не способен системно и масштабно решить проблему индивидуализма, индифферентности и социальной отчуждённости в обществе.

Общество держится на семейных людях. Именно на их плечи возложена социальная ответственность за поддержание представителей других социальных укладов, нуждающихся в особой заботе: детей, стариков и монахов. Если в обществе не создаются соответствующие социальные структуры, а социально значимые вопросы системно не решаются, то любые попытки изменить негативную ситуацию следует отнести к разряду так называемой «бессистемной благотворительности».

Например, можно ли решить проблему детской беспризорности посредством строительства детских домов? Очевидно, что нет. Ведь невозможно устранить причину проблемы, борясь с её следствием. Парадокс, но эта казалось бы простая для понимания вещь на практике реализуется с большим трудом.

Почему же так происходит? Как правило, бессистемная благотворительность осуществляется в двух случаях:

1) если благотворитель действует под влиянием филантропического мотива (из сентиментального побуждения);

2) если к такому поведению его вынуждает запрос того, кто нуждается в благотворительности.

При втором варианте исправить ситуацию практически невозможно, так как в ней заинтересованы обе стороны — как те, кто осуществляет благотворительность, так и те, кто её получает. Это взаимовыгодный обман. Таким образом, большинство проблем и кризисных состояний в обществе является не объективной данностью, а порождением сознания человека. Все они носят на себе налёт каких-то негативных качеств характера, над которыми люди просто не хотят работать. Например, проблема голода часто является искусственной и возникает совсем не потому, что случился плохой урожай или возник недостаток в продовольственных запасах, а по той простой причине, что капиталист — собственник средств производства и обладатель производственных сил — не в состоянии побороть свою жадность.

Для капиталиста люди — это либо производственный, либо потребительский ресурс. Даже если капиталист как индивид духовно развит, действуя в обществе, основанном на принципах бессистемной благотворительности, он будет проявлять поведение, типичное и предсказуемое для большинства его несознательных членов. Максимум, на что подвигнут его в таком случае муки совести, это филантропическая деятельность. В организованной системе невозможно действовать по принципам, противоречащим правилам, на которых такая система построена. Невозможно в капиталистической системе вести себя по-коммунистически, альтруистически. Система быстро вытеснит чужеродный элемент. Поэтому, если мы хотим, чтобы благотворительность была способна оказывать структурное влияние на общество, она должна быть системно организованной, то есть являться неотъемлемым элементом культуры.

Капиталистическая система ориентирована на получение прибыли. Как писал Карл Маркс, «нет такого преступления, на которое не рискнул бы пойти капитал при 300% прибыли, хотя бы под страхом виселицы». И это не просто образное выражение. Находясь в состоянии азарта, капиталист действительно не видит преступления в том, чтобы ради прибыли нарушить закон. Наоборот, в его картине мира за преступление почитается пренебрежение возможностью заработать деньги (даже если для этого необходимо нарушить закон). И для оправдания такого поведения обязательно найдутся соответствующие аргументы. Например, почему бы не пожертвовать благополучием, а может быть и жизнью членов небольшой группы аборигенов, расселённых на той территории, где находится месторождение самых дорогих (ценящихся на бирже) полезных ископаемых?

А ведь если такой жертвы не принести, последствия могут быть ещё хуже. Часть доходов от разработки месторождений идёт в бюджет для решения социальных задач государства (учителям выдадут зарплату, пенсионерам – пенсии, в деревне построят дорогу и т.д.). Таково реальное положение дел: социальные или личные проблемы, решать которые человек склонен посредством бессистемной благотворительности, порождены, как правило, не какими-либо объективными обстоятельствами (тем, что не зависит от воли человека: природными бедствиями и т.д.), а связаны напрямую с сознанием.

Если в обществе кто-то голодает – это не проблема засухи. Это значит, что кто-то у человека украл, а он вместе с другими членами общества, идущими на поводу у сентиментального мягкосердечия, дал на это своё молчаливое согласие. Своими филантропическими действиями все они поддерживают порочную систему узаконенной несправедливости. Это вызывает к рождению извращённые модели поведения, основанные на подмене понятий и других манипулятивных технологиях. Поэтому в нашем обществе можно быть сентиментальным капиталистом, но ни в коем случае не беспристрастным лидером, так как последний неизбежно входит в конфликт с существующей системой капиталистических ценностей, надёжно охраняемых всей государственной машиной. Вот почему, если у здорового и проснувшегося человека появляется желание что-то изменить вокруг, на него тут же навешивается ярлык бесчувственности, бесчеловечности или и того хуже – экстремизма.

СКАЧАТЬ СТАТЬЮ В PDF ФОРМАТЕ: здесь