ГРАЖДАНСКАЯ ИНИЦИАТИВА ПО
РАЗВИТИЮ ДВИЖЕНИЯ СВЕРХСОЦИАЛЬНЫХ ОБЩИН

И. Воробьёв – «Толстовские колонии в Англии во второй половине 1890-х годов» (Вестник Балтийского федерального университета им. И. Канта. Серия: Гуманитарные и общественные науки. № 6, 2011)

Илья Воробьёв,
Балтийский федеральный университет им. И. Канта

ТОЛСТОВСКИЕ КОЛОНИИ В АНГЛИИ

ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ 1890-Х ГОДОВ

Распространение духовно-нравственного учения Л.Н. Толстого можно считать важной вехой в кризисе европейского самосознания рубежа XIX — XX вв. Одной из немногих стран, где идеи толстовства получили не только широкое распространение, но и практическое воплощение, стала Англия, и в прошлом знавшая немало примеров создания утопических общин.


История толстовства в Англии рубежа XIX — XX вв. представлена в советской и современной российской историографии весьма поверхностно и выборочно. Отсутствие крупных отечественных трудов по данной тематике лишь отчасти может быть компенсировано переведенными на русский язык работами зарубежных, преимущественно английских, исследователей. Зарождение колоний, участие русских эмигрантов в их становлении, а также ряд других проблем являются перспективным объектом изучения для отечественных историков.
Колыбелью английского толстовства стал городок Кройдон. Именно там в 1894 г. Джон Кенворти, общественный деятель и писатель, основал так называемую «Братскую церковь» — общину единомышленников, совместно занимавшихся мелким предпринимательством: доход приносили лавки, книгоиздательство, а также пошив одежды [1]. С 1895 г. «Братская церковь» Кройдона начала издавать собственную газету под названием “New Order” («Новый Порядок») [2, с. 174]. Благодаря Кенворти идеи Толстого получили широкое распространение среди членов «Братской церкви». По сути, «Братская церковь» мало чем отличалась от толстовских общин, созданных в последующие годы.
Показательно, что толстовство в Англии развивалось почти исключительно благодаря энтузиазму самих англичан. Том Феррис, много сделавший для распространения толстовства на севере Англии, и Фрэнсис Седлак, видный деятель толстовской общины в Уайтвее (о ней будет сказано ниже), не только встречались с Толстым, но и путешествовали после этого по российской глубинке, причем в соответствии с толстовской доктриной «без денег» [3, р. 64]. Долго проживал в России Эйлмер Моуд, наиболее известный английский переводчик и биограф Толстого. Знаковым стало путешествие в Россию самого Джона Кенворти — это произошло в 1896 г. [4].
В Ясной Поляне Кенворти встречался с Толстым и В.Г. Чертковым, другом и ближайшим единомышленником графа. Важным итогом этой встречи стала передача Толстым типографии «Братской церкви» прав печатать переводы своих произведений [3, р. 63]. Вернувшись в Англию, Кенворти энергично приступил к созданию новой общины, целиком и полностью построенной на принципах учения Толстого. Кенворти не стал отказываться от достаточно эффективного механизма кооперации, выработанного в Кройдоне. Более того, костяк новой общины сформировали члены «Братской церкви», которые во главе с Кенворти переехали в 1896 г. в Перли, местечко, расположенное в 50 километрах северо-восточнее Лондона. Именно там была основана одна из наиболее ранних в Европе толстовских колоний.
Л.Н. Толстой и В.Г. Чертков, 1905г

Л.Н. Толстой и В.Г. Чертков, 1905г

Предполагалось, что в Перли будет реализован принцип, по которому каждый член общины должен добывать пропитание собственным трудом. Колония располагала участком в 10 акров земли и состояла преимущественно из молодых семей, которые селились в построенных в самой колонии или арендованных в окрестностях домах. Все вопросы внутренней жизни колонии, начиная с расхода средств и заканчивая проблемами целомудрия и вегетарианства, обсуждались на общих собраниях. Также колонисты пытались реализовать на практике один из основополагающих принципов учения Толстого — о непротивлении. Сразу же с основанием колонии началась миссионерская деятельность в близлежащих городах [1].
По воспоминаниям Хьюберта Хаммонда, одного из колонистов, в Перли «были построены различные здания — сарай для инструментов, 100-футовая теплица (30 футов которой отапливаются нагревательным аппаратом), мастерская с верстаком, конюшня, где размещаются лошади и пони, постройки, в которых держится домашняя птица, хлев, достаточно большой чтобы держать шесть коров, угольный склад». Совместные обеды проходили в шестикомнатном кирпичном доме [5].
В нескольких километрах от Перли, в Хилл Фарм, вместе с супругой поселился уже упомянутый выше Эйлмер Моуд [6, р. 83]. Примечательно, что также неподалеку от Перли, в Кок Кларкс, обосновался и Владимир Чертков, эмигрировавший в Англию в 1897 г. Помогая членам секты духоборов, которые преследовались в России, он навлек на себя гнев царских властей и был вынужден покинуть страну. Одно время Чертков вместе с семьей жил в Кройдоне, однако по мере разрастания колонии Кенворти предпочел перебраться поближе к Перли. Оказавшись вне зоны досягаемости российских властей, Чертков продолжил помогать духоборам. По его просьбе колония в Перли приютила на некоторое время небольшое количество членов этой секты. Духоборы, получив в Англии поддержку квакеров, в конце концов сумели переправиться в Британскую Колумбию, в Канаду. Интересно, что некоторые англичане-толстовцы из Перли решили последовать вслед за ними.
Со временем среди колонистов возникли разногласия. Доктринерство Кенворти, а также позиция, занятая им по вопросу принятия в общину новых членов и ряду других ключевых моментов жизни Перли, в итоге привели к расколу колонии. Большая часть членов общины покинула Перли и в 1898 г. основала собственную колонию в Вайтвэе, неподалеку от Страуда (графство Глостершир) [1]. Эйлмер Моуд также покинул Хилл Фарм и переселился в Вайтвэй. Произошедший раскол лишь ускорил увядание колонии. Несмотря на определенные успехи, толстовцы Перли все же не сумели решить ряд проблем, которые в конечном счете погубили большую часть утопических общин. Исследователь Уильям Эджертон называет главной такой проблемой отсутствие у колонистов практических навыков и опыта, а также настойчивое стремление править своей общиной на основе полнейшего толстовского анархизма, без какой бы то ни было ясной идеи о том, к чему это поведет [7, с. 214]. Подтверждают эти слова и воспоминания Эрнеста Кросби, видного американского пропагандиста идей Толстого. По его мнению, колония распалась из-за неопытности ее членов в области сельского хозяйства, крайностей в их поведении и «слишком тесного контакта сильных личностей» [8, с. 225—226]. Отношения Кенворти с колонистами не всегда складывались гладко — однажды он даже грозил официальным судебным делом одному из членов общины. Э. Кросби несколько лет поддерживал дружеские отношения с Кенворти и поэтому не мог не знать о странных интересах англичанина. Пятого сентября 1900 г., после личной встречи с Кенворти в Перли, Кросби сообщил Толстому о новом спиритуалистическом увлечении англичанина и о том, что «он слышит голоса, и его рука движется сама собой, руководимая, как он полагает, Уильямом Моррисом». С грустью описывал Кросби конфликт, возникший между Кенворти и Чертковым, из-за которого соратнику Толстого пришлось в 1900 г. перебраться в Крайстчёрч [там же].

Чертковы в Крайстчёрч, 1901

Чертковы в Крайстчёрч, 1901г

Упадок колонии в Перли стал отправной точкой поступательного развития колонии Уайтуэя, происходившего уже в ХХ в. Эта община, существующая по сей день, первоначально занимала площадь в 42 акра. По свидетельству Я.М. Прилукера, российского публициста, жившего в Англии с 1892 г., у жителей колонии (помимо англичан, составлявших основное население общины, в Вайтвэе также жило некоторое число русских и представителей иных национальностей) неоднократно возникали проблемы с законом — из-за отказа платить налоги, незаконного захоронения умерших членов общины и по ряду других причин [9, р. 119]. Нелли Шоу, отметившая отказ колонистов от уплаты налогов, описывала торжественные сжигания собственности в общине [3, р. 61]. Она же отмечала, что женщины в Уайтвэе обладали куда большими правами, нежели в современном им английском обществе, пользуясь полной свободой в браке, выборе занятий и одежды [2, р. 176].

Обложка современной книги о толстовской колонии Вайтвэй

Обложка современной книги о толстовской колонии Вайтвэй

В колонию приезжали жить выходцы из самых разных социальных слоев — к примеру, в Вайтвэе жили и трудились наравне со всеми сын баронета и клерк известного шотландского банка. Жители окрестных городков и деревушек, далеко не всегда разделявшие ценности и идеи обитателей колонии, называли их “queer people” — «странные люди». Еще до окончательного упадка колонии Перли в Англии начали появляться новые толстовские колонии. В 1897 г. Джеймс Эванс основал общину в Ашингдоне, совсем недалеко от Перли. Годом позже была основана еще одна, в Уикфорде, взявшая начало от «Братской церкви» Кройдона. Каждая семья колонистов владела здесь участком в 1—3 акра, общая площадь колонии составляла 29 акров. Имея бесперебойное сообщение с Лондоном по железной дороге, община в Уикфорде получила известность как «колония для горожан» [5].
Толстовские колонии существовали не только в непосредственной близости от столицы. В 1897 г. Джордж Гибсон и Д. Б. Фостер основали общину в Лидсе. Эта община жила за счет собственной электромастерской. Толстовцы Лидса были связаны с колонией в Блэкбёрне, которую двумя годами позже основали около 10 христианских анархистов. Вслед за соратниками из Лидса они решили зарабатывать на жизнь весьма специфическим способом — занимаясь ремонтом электрических линий. Между колониями северной и южной Англии располагалась община в Браунстоне, пригороде Лестера. Она была основана в 1899 г. пятью толстовцами-вегетарианцами. Данная колония, разместившаяся на половине акра земли, была самой маленькой из всех. Кроме того, толстовские общества функционировали в Лондоне и Манчестере — их деятельность ограничивалось проведением лекций и совместными чтениями произведений русского писателя.
Настороженность и даже враждебность, с которыми простые англичане подчас относились к толстовцам, нередко сменялись по прошествии времени более терпимым отношением. К примеру, журналист «Манчестер Гардиан», описывая колонистов Лидса, подчеркивал, что толстовцы отвергают людские законы, но вместе с тем признавал, что своим трудолюбием жители общины заслужили уважение и что «у соседей сложилось благоприятное мнение о них» [11, р. 5].
Идеи Толстого, пожалуй, не получили бы в Англии столь широкого распространения без энергичной деятельности близкого сотрудника писателя Владимира Григорьевича Черткова. Конфликт с Кенворти заставил Черткова с товарищами покинуть колонию Перли, и русские толстовцы перебрались на юго-запад, в местечко Крайстчёрч близ Борнмута (графство Дорсет). Именно там в 1900 г. была основана новая толстовская община — единственная в Англии состоявшая преимущественно из русских. «Дом Чертковых, — писал находившийся в 1901 г. в Лондоне журналист и революционер В.А. Поссе, — служил притягательным центром не только для толстовцев, но и для эмигрантов-революционеров самых различных направлений и национальностей» [10, с. 153].

В.Г. Чертков (в центре) в Крайстчёрч, 1908г

В.Г. Чертков (в центре) в Крайстчёрч, 1908г

Чертков продолжил свою издательскую деятельность на новом месте. Типография «Свободного слова» теперь находилась в Айфорд Вотэвокс, в нескольких километрах от колонии. В Крайстчёрче хранился огромный архив рукописей и писем Толстого, точнее говоря, их копий, снятых в Ясной Поляне с помощью специального копировального пресса. Этот архив, собранный усилиями Черткова, был вывезен им из России и располагался сперва в его доме в колонии Перли, а затем в Крайстчёрче. Поначалу архив размещался в ящиках, которые находились в комнате самого Черткова, служившей ему одновременно кабинетом и спальней. Однако Чертков достаточно быстро изыскал средства, которые пошли на возведение особого несгораемого хранилища [12]. По свидетельству В.Д. Бонч-Бруевича, архив был устроен по последнему слову техники и располагался «в особом асбестовом домике, который В. Г. Чертков построил в стороне от жилых домов, чтобы обезопасить его в пожарном отношении. Дом имел специального хранителя» [13, с. VI]. Таким образом, можно утверждать, что русская колония в Крайстчёрче стала одним из важнейших центров мирового толстовства.
Интересно отметить, что сам Толстой испытывал глубокую неприязнь к названию «толстовство» и выступал против любых попыток использовать его моральный авторитет или приписать ему роль учителя жизни и основателя учения. Более того, Лев Николаевич достаточно скептически относился к практике создания обособленных сообществ. В письме английскому «Толстовскому обществу» от 15 августа 1901 г. писатель подчеркивал, что «быть членом старого общества, учрежденного Богом при начале сознательной жизни человечества, более производительно для себя и для человечества, чем быть членом ограниченных обществ, организуемых нами для достижения целей, которые мы в состоянии сознать» (цит. по: [14, с. 115]).
Таким образом, распространение толстовства в Англии в последние годы XIX в. следует рассматривать как явление английской общественной и религиозной мысли. Участие русских идеологов в этом процессе было достаточно ограниченным. Владимир Чертков, много сделавший для распространения идей толстовства среди англичан, тем не менее занимал в ряде вопросов скорее подчиненное положение — его конфликт с Кенворти служит тому примером. Более того, русские никогда не составляли большинства в какой-либо из колоний (за исключением Крайстчёрча, изначально ставшего колонией русских эмигрантов). Антонелла Саломони подчеркивает, что русские толстовцы, оказавшиеся в Англии, с самого начала были вынуждены принять во внимание общественные особенности этой страны. Им пришлось уделить внимание вопросам эволюции индустриального общества, к тому времени сложившегося в Англии. Русские эмигранты-толстовцы проявили интерес к проблемам английского рабочего движения, постепенно приобщаясь к опыту христианского социализма, активно развивавшегося в Англии во второй половине XIX в. Внимание к этим вопросам, мало интересовавшим самого Толстого, определило специфику толстовства на английской земле [14, с.119].
Л.Н. Толстой

Лев Николаевич Толстой

Взяв за основу учение графа Толстого, Джон Кенворти и другие английские энтузиасты сумели в короткие сроки создать ряд колоний, синтезировав богатый опыт английского социального утопизма и установки толстовства. Вне всякого сомнения, этот интересный и многогранный социальный эксперимент, продолжившийся и в послевикторианскую эпоху, заслуживает дальнейшего изучения.

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРА:

1. Alston C. Tolstoy’s Guiding Light. URL: http://www.historytoday.com/charlotte-alston/tolstoysguiding-light (дата обращения: 12.12.2010).
2. Hardy D. Utopian England: Community Experiments, 1900—1945. L., 2000.
3. Utopia Britannica. British Utopian Experiments 1325—1945. L., 2001.
4. Twigg J. The vegetarian movement in England, 1847—1981: a study in the structure of its ideology. URL: http://www.ivu.org/history/thesis/socialism.html (дата обращения: 18.11.2010).
5. Utopia Britannica. URL: http://www.utopia-britannica.org.uk/pages/ESSEX.htm (дата обращения: 26.01.2011).
6. Birdwood-Hedger M. Tension between Domestication and Foreignization In English-language Translations оf Anna Karenina. Edinburgh, 2006.
7. Эджертон У. Загадка влияния учения Л. Толстого на мировое сообщество // Ненасилие как мировоззрение и образ жизни. М., 2000.
8. Неизвестный Толстой в архивах России и США: рукописи, письма, воспоминания, наблюдения, версии. М., 1994.
9. Prelooker J. Russia, What She Was And What She Is: An Excursion Into a Land of Seething. L., 1904.
10. Журналистика русского зарубежья XIX — XX веков. СПб., 2003.
11. A Strange Fraternity // Manchester Guardian. 1904. Aug. 12.
12. Никифорова Т. «…Что может быть полезно людям». К истории собирания рукописного наследия Л. Н. Толстого. URL: http://magazines.russ.ru/october/ 1997/11/tolstoi.html (дата обращения: 21.10.2010).
13. Бонч-Бруевич В. Вместо предисловия // Неизвестный Толстой в архивах России и США: рукописи, письма, воспоминания, наблюдения, версии. М., 1994.
14. Саломони А. Эмигранты-толстовцы между христианством и анархизмом // Русская эмиграция до 1917 г. — лаборатория либеральной и революционной мысли. СПб., 1997.

СКАЧАТЬ СТАТЬЮ В PDF ФОРМАТЕ: здесь