ГРАЖДАНСКАЯ ИНИЦИАТИВА ПО
РАЗВИТИЮ ДВИЖЕНИЯ СВЕРХСОЦИАЛЬНЫХ ОБЩИН

А. Коршунов, В. Мантатов – «Онтология устойчивого развития: диалектика и синергетика» (Вестник Московского университета. Серия 7: Философия. № 6, 2010)

Анатолий Коршунов, доктор философских наук
Вячеслав Мантатов, доктор философских наук

ОНТОЛОГИЯ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ:

ДИАЛЕКТИКА И СИНЕРГЕТИКА

УСТОЙЧИВОЕ РАЗВИТИЕ: ТЕОРИЯ И КОНЦЕПЦИЯ

Концепция устойчивого развития, принятая мировым сообществом как Программа действий и как Повестка дня на XXI век, определила основные предпосылки и условия неопределенно длительного развития человеческого общества [Программа действий…, 1993]. В современной политико-экологической литературе устойчивое развитие интерпретируется как стабильное социально-экономическое развитие, не разрушающее своей природной основы.

Сегодня, после Рио-де-Жанейро и Йоханнесбурга, мы убеждаемся в том, что интерпретация устойчивого развития в терминах политической экологии не охватывает всей экзистенциальной глубины проблемы выживания человечества в условиях глобальных перемен. Необходим новый подход к проблеме устойчивого развития, который мы связываем с формированием новой цивилизационной Стратегии Человечества на основе космоцентризма [Л.В. Мантатова, 2004]. Все попытки понять устойчивое развитие только как экологический императив или как политическое требование неизбежно обречены на неудачу, ибо они не проникают в духовные глубины бытия человека в мире, не затрагивают онтологии человека и онтологии цивилизации.

Наша позиция такова. Необходимо разработать теорию устойчивого развития (как научную основу концепции Sustainability). Создание теории устойчивого развития возможно только на основе синтеза научного знания, на базе целостной картины мира. Иначе говоря, теория устойчивого развития лишь тогда будет логически когерентной, если она будет отражать эволюционную динамику целого. В этом смысле создание теории устойчивого развития является самой фундаментальной задачей современной науки (Н.Н. Моисеев, В.А. Садовничий).

Теория устойчивого развития должна, во-первых, опираться на «эмпирические обобщения» (В.И. Вернадский), во-вторых, быть «логически когерентной» (А. Эйнштейн), в-третьих, быть «и верифицируемой и фальсифицируемой» (К. Поппер).

Возможна ли теория устойчивого развития общества? Безусловно, да. В качестве иллюстрации такой возможности можно привести феномен «демографического перехода». Это существенное явление состоит в резком возрастании скорости роста популяции, сменяющемся затем столь же стремительным ее уменьшением, после чего население стабилизируется в своей численности. Развитие происходит до тех пор, пока скорость роста не становится столь большой, что система больше не может развиваться в таком самоускоряющемся режиме. На определенном этапе развития численность народонаселения стабилизируется. «Это состояние, по мнению С.П. Капицы, динамически устойчиво и может служить основанием для представлений о стабильном развитии в предвидимом будущем» [С.П. Капица, С.П. Курдюмов, Г.Г. Малинецкий, 2001, с. 209, 221, 237].

Небезынтересно в связи с этим вспомнить А. Эйнштейна, который полагал, что для возникновения новой теоретической системы достаточно всего лишь одного факта. Факт «демографического перехода» в соответствии с принципом логической единственности Эйнштейна является одним из эмпирических обобщений, которые могут составить фундамент теории устойчивого развития общества. Концепция устойчивого развития (в отличие от теории) — это политическая стратегия мирового сообщества, она представляет собой основу диалога действующих субъектов мировой истории. Но поскольку субъекты истории преследуют разные, иногда прямо противоположные интересы, данная концепция подвергается атаке со всех сторон. Концепция устойчивого развития претерпевает судьбу всех политических доктрин. Как только данная концепция стала официальной и массовой идеологией, она постоянно подвергается не только порицанию, но и невиданному упрощению.

Особенно заметно стремление к упрощению концепции устойчивого развития в средствах массовой информации в нашей стране. Нам следует возродить подлинный смысл концепции устойчивого развития как стратегии безопасного научно-технического и социального прогресса, как ненасильственной нравственной революции в масштабах Земли, как творческой эволюции общества.

В «Концепции перехода Российской Федерации к устойчивому развитию» сказано: «Движение человечества к устойчивому развитию в конечном счете приведет к формированию предсказанной В.И. Вернадским сферы разума (ноосферы), когда мерилом национального и индивидуального богатства станут духовные ценности и знания Человека, живущего в гармонии с окружающей средой» [Концепция перехода Российской Федерации…, 1996, с. 2]. Согласно данной концепции, устойчивое развитие должно быть осознано и понято как нравственно-историческая задача, как необходимость перехода от материальной цивилизации (общества потребления) к духовной цивилизации (ноосферному обществу), ориентированной на высокие нравственные идеалы и эколого-гуманитарные ценности. Без духовного преображения человека, без восхождения общества на новую нравственную высоту невозможно устойчивое развитие мира. Иными словами, устойчивое развитие мира, сущность и смысл которого составляет субстанциональная длительность, по сути дела, совпадает с процессом духовной эволюции, «если понимать под духовностью движение вперед, ко все новым и новым творениям» [А. Бергсон, 1998, с. 215].

На стадии ноосферы главным фактором устойчивого развития общества становится творческое мышление человека, генерация и реализация идей. В связи с этим неизмеримо возрастает роль образования в жизни общества.

ДИАЛЕКТИЧЕСКИЙ РЕАЛИЗМ: ДУХОВНОСТЬ И КРЕАТИВНОСТЬ ВСЕЛЕННОЙ

Сегодня, в информационную эпоху, жизненно важно восстановить онтологический статус идеального мира, высших духовно-нравственных ценностей человека. Важнейшая роль в этом процессе духовного возрождения человека принадлежит философии диалектического реализма. Это новая интегральная философия, которая признает глубинное единство макрокосма Вселенной и микрокосма Человека, в частности взаимосвязь творческой силы человеческого разума и креативности Вселенной. Это целостное мировоззрение, стоя на почве которого, можно мыслить себя в реальном единстве с природой и вместе с тем утверждать «самобытие» сверхприродного, трансцендентного начала.

Диалектический реализм является дальнейшим развитием и обобщением философии диалектического материализма — одной из самых фундаментальных философских теорий ХХ в. Так же, как и последняя, диалектический реализм особо выделяет роль диалектики и как метода мышления, и как закона Вселенной. Однако в отличие от диалектического материализма, где реальность сводится к движущейся материи, диалектический реализм подчеркивает многомерный, многоуровневый характер реальности-в-развитии. Она признает: а) объективную реальность, данную нам в ощущениях (материю); б) субъективную реальность, существующую в виде чувственных данных и продуктов воображения (сферу ментального); в) трансцендентальную реальность, существующую в формах энтелехии и эйдосов (сфера идеального).

Диалектический реализм, так же, как и диалектический материализм, опирается на принцип единства мышления и бытия, т.е. соответствия системно-структурной организации действительности и системно-структурных конструктов мышления. Однако в отличие от последнего диалектический реализм подчеркивает фундаментальную взаимосвязь между идеальным миром и физическим миром. «Возможно, — считает известный физик Р. Пенроуз, — в каком-то смысле эти два мира на самом деле — один и тот же мир?» [Р. Пенроуз, 2008, с. 368]. С точки зрения диалектического реализма вопрос о первичности или вторичности миров не имеет смысла, поскольку он зиждется на принципе целостности: «все — в одном и одно — во всем».

Современное естествознание очень близко подошло к признанию идеального (нематериального) мира, некоторого рода трансцендентности. В. Гейзенберг говорил о бытии потенциальном и бытии актуальном, Д. Бом — об имплицитном порядке. Лауреат Нобелевской премии физик И.Е. Тамм говорил своим ученикам: «Вы не должны исключать возможности существования иных форм реальности, отличных от формы существования материальной действительности» [цит. по: Ю.И. Кулаков, 1999, с. 143.]. Р. Пенроуз пишет: «Идеальный мир Платона рассматривается как отличный от нашего материального мира и более совершенный, но при этом столь же реальный» [там же, с. 155]. Результаты синергетики возвращают нас, по мнению физико-химика И. Пригожина, к идеям древнегреческих философов о потенциальном и непроявленном, об эйдосах и энтелехии.

Физики убеждены в существовании единого принципа (первоначала), лежащего в основании всей физической материи [там же, с. 143]. Известный естествоиспытатель Б.Ф Чадов пишет: «Материя возникает из проматерии. Проматерию представляем устремленным в бесконечность ламинарным потоком. В ламинарном потоке нет условий для отражения, поэтому проматерия не материальна и не познаваема в принципе. Возникновение Вселенной можно уподобить возникновению турбулентности в потоке. Турбулентность предполагает повторение, повторение делает возможным отражение, отражение рождает реальность» [Б.Ф. Чадов, 2009, с. 300.]. В работах физиков (Г. Эверетт, Дж. Уилер, Дж. Витт, М. Менский и др.) широко используется понятие сознания при описании квантовых систем. Попытки введения отражения в процесс становления Вселенной или сознания в картину квантового мира свидетельствуют об интуитивном понимании естествоиспытателями метафизической значимости фактора креативности. Как подчеркивал еще А. Уайтхед, процесс творчества является основой устойчивости и единства универсума [А. Уайтхед, 1990, с. 580]. По данным астрофизики, наша Вселенная устойчиво развивается во вполне гармоничном режиме. В основе всех спиральных и ветвящихся структур Вселенной лежит гармонизирующий инвариант — принцип золотого отношения или «золотой фрактальности» [Н.Н. Якимова, 2008].

Как видно из вышеизложенного, современное естествознание напрямую выводит научный поиск на уровень фундаментальных философских проблем о духовности и креативности Вселенной. Человек — результат вселенского эволюционного процесса, и он должен жить по законам Вселенной. Не нами сказано: порядок человеческий разошелся с порядком космическим. Как согласовать свободную деятельность человека с космическим порядком? Как в формах человеческой деятельности выразить форму космического совершенства? Для этого прежде всего необходимо расширить духовные горизонты человека. Мы имеем в виду возможность формирования планетарного сознания и его космической настройки. Речь идет о выходе за пределы человеческого мира, о коэволюции общества и природы в рамках вселенского целого. Пришло время, когда возросшая мощь глобального информационного общества позволяет ставить вопрос о формировании планетарно-космического Разума человечества, конгениальной информационности Вселенной. Информационная неполнота, недостаток знаний о мире в целом — это серьезное препятствие на пути к устойчивому будущему человечества. Теория устойчивого развития и есть некоторый способ отражения этого коэволюционирующего Целого. Подобно тому, как устойчивость космоса обусловлена информационной детерминацией, устойчивое развитие человечества будет определяться информационно-духовным, творческим потенциалом общества. Иными словами, устойчивое развитие общества — это творческая эволюция, укорененная в гармонии и креативности Вселенной.

ДИАЛЕКТИКА УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ

Мы рассматриваем устойчивое развитие как закон Вселенной. Этот закон отражает фундаментальное свойство всех явлений и процессов в ней, а именно динамическое равновесие, характеризующееся соответствием между устойчивостью и изменчивостью, порядком и хаосом и т.д. «Хотя в мире все подчинено обеспечению единства и устойчивости материальных форм и процессов, единство и устойчивость в подвижном изменяющемся мире могут быть достигнуты лишь через их изменение и развитие» [А.М. Ковалев, 1996, с. 225]. Процесс изменений происходит лишь в определенных рамках и пределах, которые не подрывали бы устойчивости и единства мира; изменения имеют смысл лишь в соотнесении с сохраняемостью самой основы процесса изменений. Как говорил Лао-цзы, «колесо движется, потому что ось неподвижна».

На современном этапе творческой эволюции мира обнаружилось и стало более очевидным, чем прежде, объективное единство двух сторон развития — процесса качественных изменений и сохранения самого основания, питающего или поддерживающего неиссякаемость развития (Sustainability). Понятие устойчивого развития делает акцент на согласованности и направленности изменений, на самоподдержании и сохраняемости структур, на цикличности и системности развития. Устойчивое развитие имеет место там, где противоположности не достигают антагонизма, где имеет место коэволюция и взаимодействие противоположностей. Принцип постоянного изменения и принцип диалектической устойчивости не исключают друг друга, а представляют собой единое целое в рамках космического порядка.

Развитие как процесс изменений предполагает устойчивость, а устойчивость бытия обусловливается самим процессом изменений. Однако на практике имеет место абсолютизация процесса изменений. При этом, как правило, ссылаются на известное изречение Гераклита: «Все течет, все изменяется». Однако изменчивость — это только одна сторона его диалектики. Гераклит придавал большое значение идее космической гармонии как единства и согласованности противоположностей. Не следует, по Гераклиту, абсолютизировать ни изменчивость, ни устойчивость вещей: это две стороны одного и того же порядка, т.е. космической гармонии. Гармония, убеждал Гераклит, есть скрытая согласованность, или равновесие, получающееся в результате «схождения» неослабевающего «расхождения» противодействующих сил. В диалектике Гераклита устойчивость и изменчивость представлены как равновеликие измерения бытия. Но поскольку устойчивость характеризует вечное начало мира, то она более существенна, чем изменчивость явлений. «Ибо все сущее, изменяясь, покоится», — говорил Гераклит.

«Поиски чего-то вечного — один из глубочайших инстинктов, толкающих людей к философии, — писал Бертран Рассел. — Он, несомненно, связан с любовью к дому и желанием найти убежище от опасности. Мы, соответственно, находим, что это стремление наиболее страстно выражено у тех, чья жизнь наиболее подвержена катастрофам. Религия ищет вечности в двух формах: в форме бога и в форме бессмертия души… Сам Гераклит, при всей своей вере в изменение, допускает нечто вечное… в его философии субстанциональный (central) огонь никогда не умирает: мир всегда был, есть и будет вечно живым огнем. Но огонь есть нечто постоянно изменяющееся, и его постоянство является скорее всего постоянством процесса, нежели постоянством субстанции» [Б. Рассел, 1993, с. 64—65].

Методологические ориентиры, указанные Гераклитом, представляются нам наиболее перспективными в горизонте времени. Сегодня наука переходит от анализа устойчивости как состояния (stability) к осмыслению устойчивости как процесса (Sustainability). Это, если можно так выразиться, длящаяся устойчивость, или «устойчиво эволюционирующее целое», по выражению одного из основоположников синергетики С.П. Курдюмова. Это такая устойчивость, которая обеспечивается динамичностью развивающихся систем. Изменчивость таких систем является необходимым условием их сохраняемости. Только находясь в состоянии непрерывных изменений, сложные системы способны к поддержанию своей организованности.

Необходимо различать устойчивость состояния и устойчивость развития. Устойчивость состояния характеризует способность системы к сопротивлению по отношению к внутренним и внешним возмущающим факторам. Что касается устойчивости развития, то здесь более уместно говорить о длительном, самоподдерживающемся развитии. Прилагательное «устойчивый» в словосочетании «устойчивое развитие» характеризует сохраняемость развития, его способность к длительному саморазвитию.

Иначе говоря, устойчивость развития выражает непрерывность функционирования развивающихся систем. Внутренний механизм Sustainability как негэнтропийного процесса определяет самоорганизация, а его системную сущность характеризует свойство когерентности. Sustainability как системное свойство определяется когерентным (согласованным) взаимодействием разнонаправленных сил (внешних и внутренних факторов, материальных и телеологических причин). В этом смысле диалектическое понятие «sustainability» невольно ассоциируется с идеей Г.В. Лейбница о «предустановленной гармонии» монад. Идея устойчивого развития есть выражение глубочайшей философской истины, касающейся самой сущности вещей, а именно эйдоса космической гармонии.

На эвристическое значение идеи гармонии в объяснении устойчивости химических элементов указывал также Д.И. Менделеев. Вот что он писал: «Канту казалось, что в мире есть два предмета, постоянно вызывающих людское удивление и благоговение: нравственный закон внутри нас и звездное небо над нами. Вдумываясь в природу элементов и периодический закон, следует сюда присовокупить третий элемент: “природу элементарных индивидуумов — рядом с нами всюду выражаемую”, так как без них немыслимо само звездное небо и так как в атомах единовременно открываются и своеобразность индивидуальностей, и беспредельная повторяемость особей, и подчиненность кажущегося произвола индивидуумов гармоническому порядку природы» [Д.И. Менделеев, 1937 — 1954, т. 2, с. 354].

Вселенную населяют устойчивые сочетания атомов. Гемоглобин — яркий пример того принципа, что атомы образуют устойчивые сочетания. «В молекуле гемоглобина 574 молекулы аминокислот, — пишет биолог Р. Доукинз. — Они расположены четырьмя цепочками, закрученными друг вокруг друга так, что результатом является удивительно сложная общая структура. Модель молекулы гемоглобина напоминает пышный куст терновника. Но в отличие от настоящего терновника, форма этой молекулы не случайна. Она представляет собой определенную неизменную структуру, повторенную идентично — не сломана ни одна “веточка”, не перепутан ни один изгиб — около шести тысяч миллионов миллионов миллионов раз в среднем человеческом теле» [Д. Хофштатнер, Д. Денет, 2003, с. 110].

Еще один пример устойчивости — ген, молекула ДНК. Ген — это единица, в большой степени приближающаяся к идеалу неделимой частицы. Ген переходит, не изменяясь и не соединяясь с другими генами, от одного поколения к другому. Гены бессмертны. Продолжительность жизни генов измеряется миллионами лет. Опираясь на эти факты, Р. Доукинз делает заключение: «Мы — машины для выживания, автоматические аппараты, запрограммированные на сохранение эгоистических молекул, известных под именем “гены”. Эта истина не перестает меня удивлять» [там же, с. 110]. По мнению Р. Доукинза, эта истина является частным случаем более общего закона выживания наиболее устойчивого. Любая система эволюционирует путем дифференцированного выживания устойчивых реплицирующихся особей (единиц).

СИНЕРГЕТИКА УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ

Как согласовать закон выживания наиболее устойчивого с принципом изменчивости? Почему и в силу каких причин возможно устойчивое развитие мира? Разрешить эту проблему позволяет синергетика, т.е. учение о взаимодействии и самоорганизации. По мнению Е.Н. Князевой и С.П. Курдюмова, одной из глобальных проблем и задач синергетики является «достижение устойчивого и самоподдерживаемого развития сложных систем, как сейчас говорят, sustainable development» [Е.Н. Князева, С.П. Курдюмов, 2007, с. 152].

В свете синергетики устойчивое развитие предстает как диалектический процесс, как гармоничное сочетание взаимодействия и самоорганизации, сохранения и изменения, ускорения и замедления, скачка и непрерывности, порядка и хаоса и т.д. Проблема Sustainability общества состоит в том, чтобы научиться поддерживать хрупкий баланс между этими противоположностями, а также их циклическое чередование по типу инь—янь.

Согласно синергетике, источником становления устойчивых систем является неустойчивость структур и неопределенность процессов. Парадоксально, но факт! Устойчивые структуры, которые могут длительное время существовать и развиваться без дополнительных затрат энергии на удержание, поддерживаются благодаря факторам диссипации и хаотизации, стремящимся разрушить эти структуры. Все вокруг стремится к беспорядку, но сам этот хаос является упорядоченным. «Хаотичная система, — пишет американский ученый Дж. Глейк, — вполне может демонстрировать устойчивость» [Дж. Глейк, 2001, с. 66]. С одной стороны, мир обнаруживает устойчивую неупорядоченность, с другой — упорядоченный хаос. Словом, мыслить синергетически — значит мыслить диалектически.

Тот, кто понимает диалектику синергетического процесса, тот не может не принимать энтропийность социальных процессов. Обществу необходимы и устои порядка, и приливы хаоса, т.е. революции; без них, как писал Н.А. Бердяев, «в жизни человеческой наступает иссякание энергии, застывание» [Н.А. Бердяев, 1998, с. 15]. Революции выполняют одновременно и разрушительную и созидательную функцию — такова диалектика хаоса вообще. Трудно представить, например, социодинамику нашего общества в ХХ столетии без Октябрьской революции 1917 г. (и ее вдохновителя В.И. Ленина) как катализатора социально-политических перемен.

Далее. Синергетика открыла «нравственную природу Вселенной» (Н. Мерфи) и «вселенский смысл нравственности» (Шеллинг). Открытые синергетикой конструктивные принципы коэволюции сложных систем и законы согласованного взаимодействия элементов мира могут и должны лечь в основу человеческого «искусства жить вместе» (С.П. Курдюмов). Основными нормами этого искусства становятся со-участие, со-действие, со-трудничество, со-страдание и т.д. Все в этом мире взаимосвязано и взаимосогласовано, все сущее происходит из одного вселенского корня. Трудно не согласиться с основоположником синергетики Г. Хакеном, когда он говорит: «Самоорганизующееся общество может устойчиво существовать и продолжительное время динамично развиваться, если каждый его член ведет себя так, как если бы он — в меру своих возможностей — был ответствен за целое» [Г. Хакен, 2006, с. 207]. Синергетическое видение мира конгениально великой философской традиции. По Гегелю, нравственность образуется и сохраняется благодаря «труду для всеобщего» [Гегель, 1994, с. 238]. «Индивидуальность содержит в себе как бы в зародыше бесконечное», — особо выделяет мысль Лейбница В.И. Ленин в своих «Философских тетрадях» [В.И. Ленин, Т. 29, с. 70].

Социалисты и либералы в качестве общественного идеала выдвигают такое состояние общества, когда свободное развитие каждого становится условием свободного развития всех. В свете синергетических принципов такое объяснение общественного идеала является неполным. Свобода человека должна быть согласована с принципом гармонии, с требованием коэволюции общества и природы. «В природе и обществе потому-то и наблюдается тяга к совершенству (гармоническим структурам), — пишут В.П. Бранский и С.Д. Пожарский, — поскольку именно гармонические структуры оказываются в соответствующих условиях внешней среды наиболее устойчивыми» [В.П. Бранский, С.Д. Пожарский, 2002, с. 32]. Критерием устойчивого развития общества является рост степени синтеза гармонии и свободы, связанного со стремлением социальной системы к структурной устойчивости.

Для теории устойчивого развития значительную эвристическую ценность представляют открытые синергетикой конструктивные принципы коэволюции сложных систем и обоснование ею возможности овладения будущим и конструирования достижимого будущего. Забота о будущем, по мнению С.П. Курдюмова, есть забота о построении сложного коэволюционирующего целого и поддержании его устойчивого развития [Е.Н. Князева, Е.С. Куркина, 2009, с. 128].

Синергетика предлагает диалектический подход к исследованию устойчивого развития мира исходя не только из анализа прошлого и настоящего, но прежде всего из понимания отдаленных целей развития, т.е. структур — аттракторов эволюции сложных систем. «Представление о влиянии будущего, о пред-детерминации — одно из наиболее парадоксальных в синергетике. Будущее пред-детерминирует настоящее, структуры-аттракторы детерминируют ход исторических событий… Но, попадая в эволюционное русло, в конус притяжения определенного аттрактора, человек влеком будущим, строится из будущего. Эта внутренняя игра свободы выбора и пред-детерминации, влечения к будущему (план) и притяжения из будущего (аттрактор, будущее состояние), предполагаемого и реально наступающего, множественного и однозначного, развертывания и свертывания веера возможностей есть суть синергетического понимания течения жизни и творчества человека» [Е.Н. Князева, С.П. Курдюмов, 2007, с. 155]. Таким аттрактором устойчивого развития человечества, на наш взгляд, является идеал гармоничной, духовно-экологической цивилизации [В.В. Мантатов, Л.В. Мантатова, 2007].

Идеал гармоничной цивилизации включает в себя все то разумное, что есть в мировой культуре — в либеральной и социалистической традициях, в ноосфере и эстетосфере и т.д. Концепция гармоничной цивилизации логически когерентна великой философской традиции Востока и Запада, согласуется с современными научными представлениями о гармонии Вселенной.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

Бергсон А. Творческая эволюция. М., 1998.
Бердяев Н.А. Судьба России. М., 1998.
Бранский В.П., Пожарский С.Д. Социальная синергетика и акмеология. СПб., 2002. Гегель Г.В.Ф. Собр. соч. М., 1994.
Глейк Дж. Хаос: Создание новой науки. СПб., 2001.
Капица С.П., Курдюмов С.П., Малинецкий Г.Г. Синергетика и прогнозы будущего. М., 2001.
Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Основания синергетики: Человек, конструирующий себя и свое будущее. М., 2007.
Князева Е.Н., Куркина Е.С. Мыслитель эпохи междисциплинарности // Вопросы философии. 2009. № 9.
Ковалев А.М. Целостность и многообразие мира. М., 1996. Т. 1.
Концепция перехода Российской Федерации к устойчивому развитию // Российская газета. 1996. 9 апреля.
Кулаков Ю.И. Синтез науки и религии // Вопросы философии. 1999. № 2.
Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 29.
Мантатова Л.В. Стратегия развития: ценности новой цивилизации. Улан-Удэ, 2004.
Мантатов В.В., Мантатова Л.В. Революция в ценностях: Философские перспективы цивилизационного развития. Улан-Удэ, 2007.
Менделеев Д.И. Собр. соч. М.; Л., 1937—1954. Т. 2.
Пенроуз Р. Новый ум короля. М., 2008.
Программа действий: Повестка дня на XXI век и другие документы в Рио-де-Жанейро. Женева, 1993.
Рассел Б. История западной философии. М., 1993. Т. 1.
Уайтхед А. Избр. работы по философии. М., 1990.
Чадов Б.Ф. Циклическое движение как способ генерации материального // Наука. Философия. Общество: Материалы V Российского философского конгресса. Новосибирск, 2009. Т. 1.
Хакен Г. Самоорганизующееся общество // Будущее России в зеркале синергетики. М., 2006.
Хофштатдер Д., Деннет Д. Глаз Разума. Самара, 2003.
Якимова Н.Н. Фрактальная Вселенная и золотое отношение. М., 2008.

СКАЧАТЬ СТАТЬЮ В PDF ФОРМАТЕ: здесь