ГРАЖДАНСКАЯ ИНИЦИАТИВА ПО
РАЗВИТИЮ ДВИЖЕНИЯ СВЕРХСОЦИАЛЬНЫХ ОБЩИН

Арх. Георгий (Шестун), И. Подоровская – «Психологическое экспериментальное исследование некоторых сторон жизни монашествующих» (Наука и культура России, 2012)

Архимандрит Георгий (Шестун), И. Подоровская,
Самарская Православная Духовная семинария

ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ

ИССЛЕДОВАНИЕ НЕКОТОРЫХ СТОРОН

ЖИЗНИ МОНАШЕСТВУЮЩИХ

В 2009-2010 гг. в Самарской епархии кафедрой православной педагогики и психологии СамПДС был составлен вопросник для монашествующих и было проведено экспериментальное исследование с целью глубже раскрыть для современного (в том числе и верующего) человека значение института монашества. Исследование было анонимным, что давало возможность свободного выражения опрашиваемыми своего мнения.

Самарская Православная Духовная семинария

Самарская Православная Духовная семинария

Можно согласиться с мнением игуменьи Свято-Троицкого Ново-Голутвина монастыря Ксении (Зайцевой) в том, что монашество играет огромную роль в жизни Православной Церкви, народа и всего нашего государства с одной стороны и является наиболее «загадочным» и таинственным явлением современной жизни с другой. Она пишет, что монастыри и монахи – это часть нашей славной истории, это наше настоящее воинство духовное, и ими можно гордиться – они борются в духе, чтобы народ был с Богом.

Игуменья Свято-Троицкого Ново-Голутвина монастыря Ксения

«Мы [монахи] не унываем, что нас не понимают. Потому что непонимание связано с рядом проблем: о нас просто не знают, о нас знают не из верных источников, о нас придумывают то, о чем не знают ни они, ни мы, нас не любят, потому что мы не вписываемся ни в одну из уже известных схем. И, тем не менее, мы – часть нашего народа, не диссиденты, не эмигранты, мы – наши, родные, добрые и веселые. И хотя нас не понимают, но мы счастливы теми многочисленными встречами, через которые люди увидели, что монастырь для них – это открытие»[2].

Итак, наше исследование имеет целью пролить свет на некоторые стороны этого явления. Психологических экспериментальных исследований особенностей монашествующих в нашей стране не проводилось, хотя об этом много говорилось на конференциях, посвященных проблемам христианской психологии. В частности, С.А. Черняева считает, что одной из задач христианской психологии является изучение особенностей психологии священнослужителей, монашествующих[8].

В нашем исследовании приняло участие 20 испытуемых двух монастырей Самарской епархии, из них 14 мантийных монахов и 6 рясофорных иноков (19 испытуемых мужского пола и одна – женского). Кроме того, было опрошено 5 монахов-студентов заочного отделения СамПДС из других епархий. Выборка небольшая – два мужских монастыря. В двух женских монастырях епархии в исследовании нам было отказано.

В данной статье мы приводим только небольшую часть результатов нашего исследования из-за ограничений в объеме.

К особенностям выборки относится то, что половина из всех опрашиваемых приняли монашеский постриг недавно (0-3 года). Только один из монашествующих Самарской епархии был в постриге свыше 10 лет (таблица 1). Эти данные отражает реальную картину представленности в наших монастырях монашествующих. Наши монастыри находятся в стадии становления после жесточайших лет гонений на Церковь в нашей стране. И особая сложность современных монастырей – это восстановить преемственность с богатым монашеским опытом прошлых столетий.

Таблица 1

Таблица 1

Ответы вопрос «Сколько лет Вы были воцерковлены до принятия пострига?», как видно из таблицы 2, распределились следующим образом.

Таблица 2

Таблица 2

Ответы на вопрос «Живете ли Вы в монастыре, скиту, подворье, семинарии или дома?» приведены в таблице 3.

Таблица 3

Таблица 3

Таблица 4

Таблица 4

Ответы на вопрос «Что повлияло на Ваше принятие решения выбрать монашеский образ жизни?»:

• Призвание, не могу по-другому жить.
• По убеждению в необходимости монашеского жития.
• Искание Божественной воли о себе.
• Стать священником хотел со школы; а именно монахом, наверно, уже социальный фактор.
• Воля Божия.
• Любовь к Богу.
• Так жизнь сложилась.
• Многократное прочтение Нового Завета в 1987 году.
• Шуточный ответ.
• В первую очередь, наставления духовника, и, конечно, собственное стремление.
• Воля Божия, которую мне открыла одна схимонахиня, плюс желание послужить Богу.
• Предложение духовного отца его принять.
• Обет.
• Рекомендация духовного отца и желание иноческого жития.
• Возлюбил Господа Бога всем сердцем своим.
• Вера, любовь к Богу, [желание] вымолить прощение грехов.
• Внешние скорби в миру. Призвание воли Божией.
• Благословение батюшки.
• Благословение настоятеля храма, где был воцерковлен.
• Желание спастись самому и [помочь спасению] моих родных и близких. В миру, боюсь, мне этого не удастся.
• Измена супруги после 11 лет жизни в браке.
• Частично скорби, частично интерес к интимно-духовной молитвенной жизни в познании более глубоком Бога и Иисуса Христа.
• Желание служить Богу.
• Наверное, призвание от Бога.
• Это было некое призвание свыше. Я как бы понял, что я призываюсь к этому образу жизни и именно в монашестве – моя жизнь. Чтение сочинений монахов-подвижников утвердило желание стать монахом.

Архиепископ Серафим (Звездинский)

Архиепископ Серафим (Звездинский)

Архиепископ Серафим (Звездинский), будучи молодым человеком, в письме к брату пишет о своем постриге: «Так погребли меня для мира! Умер я и в иной мир, хотя телом и здесь еще. Что чувствовал и переживал я, когда в монашеском одеянии стоял перед образом Спасителя, у иконостаса с крестом и свечой, не поддается описанию. Всю эту ночь по пострижении провел в храме в неописуемом восторге и восхищении. В душе словно музыка небесная играла, что-то нежное-нежное, бесконечно ласковое, теплое, необъятно любвеобильное касалось ее, и душа замирала, истаевала, утопала в объятиях Отца Небесного. Если бы в эти минуты вдруг подошел бы ко мне кто-нибудь и сказал: «через два часа Вы будете казнены», я спокойно, вполне спокойно, без всякого трепета и волнения пошел бы на смерть, на казнь и не сморгнул бы. Так отрешен был я в это время от тела! И в теле или вне тела был я – не вем. Бог весть![1].

…О, какое счастье и какой в то же время великий и долгий подвиг! Вот тебе, родной, мои чувства и переживания до пострига и после. Когда я сам все это вспоминаю, что произошло, то жутко становится мне: если бы не помогла благодать Божия, не вынес бы я этого, что пережил теперь. Слава Богу за все!». Именно поэтому был сформулирован следующий вопрос.

Ответы на вопрос «Монашеский постриг – это таинство. Вы почувствовали, что в Вас произошли какие-то изменения в момент пострига?» представлены в таблице 5.

Таблица 5

Таблица 5

Архимандрит Георгий (Шестун) пишет в статье о монашестве: «Иногда можно прочесть, что монашеский постриг – восьмое Таинство Церкви. Это Таинство, но в чем же оно?» В письме к брату «О монашеском постриге»[6] архиепископ Серафим (Звездинский) попытался выразить невыразимое: рассказать, что происходит с человеком, когда совершается монашеский постриг. Прочтем начало этого письма:

Архимандрит Георгий (Шестун)

Архимандрит Георгий (Шестун)

«Дорогой, родной мой брат! Христос посреде нас! Только что получил твое теплое, сердечное письмо, спешу ответить. Та теплота, та братская сердечность, с которыми ты пишешь мне, до глубины души тронули меня. Спасибо тебе, родной мой, за поздравления и светлые пожелания. Ты просишь, чтобы я поделился с тобой своими чувствами, которыми я жил до времени пострижения и последующее святое время. С живейшей радостью исполняю твою просьбу, хотя и нелегко ее исполнить. Как выражу я то, что переживала и чем теперь живет моя душа, какими словами выскажу я то, что преисполнило и преисполняет мое сердце! Я так бесконечно богат небесными, благодатными сокровищами, дарованными мне щедродарительною десницею Господа, что правда не в состоянии сосчитать и половины своего богатства.

Монах я теперь! Как это страшно, непостижимо и странно! Новая одежда, новое имя, новые, доселе неведомые, никогда неведомые думы, новые, никогда не испытанные чувства, новый внутренний мир, новое настроение, все, все новое, весь я новый до мозга костей. Какое дивное и сверхъестественное действие благодати! Всего переплавила она меня, всего преобразила… Пойми ты, родной: меня, прежнего Николая (как не хочется повторять мирское имя!) нет больше, совсем нет, куда-то взяли и глубоко зарыли, так что и самого маленького следа не осталось. Другой раз силишься представить себя Николаем – нет, никогда не выходит, воображение напрягаешь до самой крайности, а прежнего Николая так и не вообразишь. Словно заснул я крепким сном… Проснулся, и что же? Гляжу кругом, хочу припомнить, что было до момента засыпания, и не могу припомнить прежнее состояние, словно вытравил кто из сознания, на место его втиснув совершенно новое. Осталось только настоящее – новое, доселе неведомое, да далеко будущее. Дитя, родившееся на свет, не помнит ведь своей утробной жизни, так вот и я: пострижение сделало меня младенцем, и я не помню своей мирской жизни, на свет-то я словно только сейчас родился, а не 25 лет тому назад. Отдельные воспоминания прошлого, отрывки, конечно, сохранились, но нет прежней сущности, душа-то сама другая…».

Исходя из вышеизложенного, и из того, что в постриге человеку прощаются все грехи, совершенные до этого момента, и, поэтому, монашеский постриг называют иногда вторым крещением, был сформулирован следующий вопрос.

Ответы на вопрос «Как Вы чувствуете, что изменилось в Вас?»:

• [Изменилось] естество, внутренний мир, возникли целостность и полнота, которых не было.
• [Стал] не одинок.
• Изменился я сам.
• Это многосложный ответ.
• Дана ощутимая Божия Благодать и прощение грехов.
• «Камень с шеи сняли» и т.п.
• Стало меньше раздражительности и больше мира в душе.
• В момент пострига изменилось только имя, позже изменился взгляд на многие вещи, изменились отношения с окружающими людьми, стал «по-другому» понимать мир.
• Затрудняюсь ответить.
• [Изменилось] назначение.
• Стал лучше относиться к людям.
• Внутренней радости больше стало.
• Усилилось желание исполнить Евангельские Заповеди, появилось больше внутренней свободы.
• Стал более спокойным к раздражителям, остальное трудно объяснить.
• [Изменилось] мировоззрение.
• Чувство ответственности, непрестанная молитва, тяга к уединению, и чтению духовной литературы. Борьба с помыслами, рассуждение о своей греховности.
• Появилась ответственность. Вернее всего, острее стал ощущать ее.
• Жизнь закончилась. Монах не живет для этого мира. Он в нем доживает. Я стал менее уверен в себе. Не жду ничего хорошего от жизни.
• Меня перестала интересовать – удовлетворять мирское, чувственно-физическое. Настоящие силы к жизни я получаю из духовной сферы и именно из монашеской.
• Появилось чувство большей ответственности.
• Изменения во внутренней духовной жизни произошли с течением времени. Я понял, что жизнь человеческая скоротечна, и она должна [быть] посвящена главной цели, спасению души.

Архимандрит Георгий (Шестун) в работе «О монашестве» пишет, что в монашестве умирает человек, но рождается ангел. И один из первых вопросов, который задается при постриге, звучит так: «Желаешь ли сподобиться ангельскому образу инокующих?» Монах – это ангел во плоти. Ангел – существо бесполое, а раз он бесполый, то может жить вне брака, он не требует земного восполнения. Поэтому монашество не следует уподоблять браку. Это великое Таинство.

Афонский старец Ефрем Катунакский

Афонский старец Ефрем Катунакский

Афонский старец Ефрем Катунакский говорил, что монахи восполняют число падших ангелов. В «Слове, произнесенном Старцем на постриге монахини…» он сказал: «Как назвать то, что мы видели сегодня? Ни перо, ни земной язык не могут выразить этого таинства. Велико и не исследовано честностное таинство монашеского пострига… Сестра наша Никифора! Возрадовались Ангелы на твоем сегодняшнем постриге, потому что увидели тебя входящей в их лик. Опечалились демоны, возрыдались плачем великим, потому, что ты заняла то место, на которое до падения были поставлены они… О!! Никифора, Никифора, велика твоя благодать, земной Ангеле Никифора!»[7].

Опираясь на вышеизложенное представление, нами был сформулирован следующий вопрос.

Ответы на вопрос «Можете ли Вы вспомнить свои чувства и состояния до пострига? Что значит, что человек в постриге умирает, а ангел рождается?»:
• Вспомнить можно, но воспринимается как свое только то, что касается духовной жизни. Остальное – как о другом человеке. Ангел – «послушник» Божий. Не имеет пола и нужды в восполнении. При постриге человек получает такие свойства.
• Как бы вновь пришел на землю.
• Не помню – это и есть, что человек умер, но ангел только еще рождается.
• Я все и любой момент могу вспомнить. Вплоть до младенчества. Ангел рождается потому, что у Ангелов нет плоти и воля у них только Божия. У монаха есть и плоть, и свободная воля – это трудно, но поправимо с Божией помощью.
• Значит во всем быть послушным воле Божией.
• Чувства и состояния до пострига еще не совсем забыты, хотя стараюсь о них не вспоминать. В постриге человек у меня сразу не умер, а отмирает постепенно человеческое и ангельское нарождается, как у зерна в земле появляется росточек и укореняется, а само зерно истлевает. У меня происходит наподобие этого.
• [Помню ли чувства и состояния до пострига?] уже нет, а рождается ангел или нет в первую очередь, зависит от самого человека.
• Нет. [Чувства вспомнить не могу].
• Это значит, что Бог ставит перед новопостриженным совсем другие задачи. Человек меняется в глазах Бога, это все определяет. Если монаха одеть в мирское и побрить – он останется монахом перед Богом, будет отвечать, как монах.
• Да, могу.
• [Чувства непосредственно перед постригом] радостный трепет сердца. Умирает для всего плотяного и рождается для вечности, всецело устремившись к Богу.
• Не знаю.
• Человеку необходимо отказаться от своей прежней жизни и встать на путь смирения, послушания и отсечения своей воли.
• До пострига, аз грешный все решал сам, жил по помыслам и самохотению. Боялся, что в монашестве не смогу жить, и даже боялся этого.
• Свои чувства и состояния не помню. Прежний грешный человек для Бога помер, и рождается другой человек, чтобы начать праведную жизнь.
• Состояние до пострига вполне обычное. Особенного волнения не было. После пострига чувствовал себя потрясающе, как будто заново на свет родился. Чистый.
• В ночь пострига во мне всю ночь горел невещественный огонь и был в буквальном смысле очень сильный физический тонус. Это ощущение было явственным.
• До пострига – ничего не ждал. Изменения есть, но не так резко, как в крещении, впереди еще много всего.
• До пострига во мне еще господствовал ветхий человек. В постриге ветхий человек должен окончательно умереть и человек призван в постриге достичь высокого духовного совершенства.
• Не ответили шесть человек.

Монах не перестает любить близких по крови, но начинает к ним относиться по-другому, более духовно. Конечно, в таинстве пострига старый человек умирает, рождается новый – земной ангел. Новому существу – монаху и имя дается новое. Собственно, родные по плоти – это родные по плоти умершего человека, а после таинства появляется существо новое, которое вводится в свою новую семью – монастырь.

Старец Паисий Святогорец

Старец Паисий Святогорец

Старец Паисий Святогорец говорил, что вначале отрыв от своей маленькой плотской семьи и вхождение в великую семью Адама, в семью Бога, связан для монаха со скорбью и болью[3]. Один фрагмент из биографии Старца, связанный с кончиной его матери позволит нам пролить свет на родственные отношения монашествующих. Однажды Старец Паисий почувствовал особо теплое чувство, необъяснимое утешение и очень сильную любовь к Пресвятой Богородице. Он удивился, не зная, что это означает и почему его посетило такое утешение, и записал дату этого события. Позже он узнал, что в этот самый день скончалась его мать, которую он любил чрезвычайно, но оставил ради любви ко Христу и к Пресвятой Богородице. Этим утешением Матерь Божия словно говорила Старцу: «Не расстраивайся, твоя Мать – это Я». Божия Матерь, если можно так выразиться, усыновила Старца с того времени, как он стал монахом. Кроме этого, Старец удостоился неоднократно видеть Пресвятую Богородицу, беседовать с ней и даже принимать пищу из Ее Пречистых рук[4].

Старец Паисий писал, что за своих родных по плоти не нужно больше молиться, чем за других людей. В письмах Старца читаем: «Другой серьезный вопрос, к которому тебе нужно отнестись внимательно, прежде чем стать монахом: необходимо целиком вверить своих родителей и все их касающееся Богу, чтобы ты имел мир в монастыре и родители твои имели все благословения Божии и здесь, и в иной жизни (если уходишь по благословению своего духовника).

Абсолютное вверение их Богу само по себе уже является постоянной молитвой о них. Следовательно, тебе нет необходимости ни думать о них как о своих, ни даже молиться о них, ибо все это ты отдал Богу вместе с самим собой. Если поступишь так, брат, то это очень поможет тебе стяжать любовь ко всем, то есть тот вид любви, какой имеет и Бог. Выходя из пределов малой любви к своей маленькой семье, постепенно войдешь в великую семью — Церковь и будешь иметь великую любовь ко всем и любить равно всех людей. Твоя любовь к одним будет выражаться через радость, а к другим — через сострадание.

Ты всех будешь считать своими братьями, потому что все мы — дети Евы (члены великой семьи Адама и Бога). Тогда уже и в своей молитве будешь говорить: «Боже, помоги сначала тем, у кого есть большая нужда — живым или усопшим нашим братьям». Тогда твое сердце будет отдано всему миру и у тебя ничего больше не будет, кроме великой любви, которая есть Христос» [5].

Таким образом, с уходом из мира, с постригом, меняется семья монаха. Необходимо усилие с его стороны, чтобы уметь любить всех Божественной любовью.

Следующий вопрос был связан с отношениями монаха к родным и близким.

Ответы на вопрос «Остались ли у Вас прежние чувства к родным и близким после пострига?»:

• Чувства остались, но заботу и попечение о родных целиком возложила на Господа.
• Родные из живых – почти обыкновенные люди.
• Да. Стал больше всех любить, может и где-то жалеть.
• Даже улучшились.
• Семь человек ответили «Да, остались».
• У меня их не было, т.е. остались.
• Осталась только любовь к ним, а беспокойство о них отпало.
• Они стали немного «дальше».
• Они изменились.
• Остались, но в некотором роде изменились.
• Чувства стали более глубокими.
• Не знаю (может быть, меньше вспоминаю).
• Нет у меня никого, кроме Господа Бога и Его Пречистой Матери.
• Остались, но появилось трезвое осмысление этих чувств.
• Думаю, что прежних чувств к родным и близким не осталось. Мне никто не нужен.
• Остались, но на расстоянии.
• К родителям остались те же самые чувства.
• Произошло удаление от родственников. Отношение к родству по плоти и крови перестало иметь значение.
• Не ответил – 1.

Таким образом, мы можем подвести некоторые итоги экспериментальному исследованию психологии монашествующих в русле православной психологии. Осознавая всю важность исследования, мы отдаем себе отчет в том, что это только первые шаги, пилотажное исследование, которое требует гораздо более широкой выборки и более разнообразного психологического инструментария. Но мы также отдаем себе отчет в том, что эти исследования могут помочь православной психологии сохранить научную объективность и включить проводимые исследования и их осмысление в контекст психологической науки, избежать изоляции и непонимания в психологическом мире и тем самым сохранить возможность благовествования через психологическую литературу[8].

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Архиепископ Серафим (Звездинский). Письмо к брату. здесь
2. Игуменья Ксения. Простые беседы о пути в монастырь. здесь
3. Исаак, иеромонах. Житие Старца Паисия Святогорца / пер. с греч. [иером. Доримедонтом (Сухининым)]. – М.: Изд. Дом «Святая Гора», 2006. – С. 86.
4. Исаак, иеромонах. Житие Старца Паисия Святогорца / пер. с греч. [иером. Доримедонтом (Сухининым)]. – М.: Изд. Дом «Святая Гора», 2006. – С. 168.
5. Письма: перевод с греческого [Говорун С.] / Старец Паисий Святогорец. – М: Святая Гора, 2008. – С.41 – 42.
6. Письмо датировано 31октябрьем, 1908 г. Сергиев Посад.
7. Старец Ефрем Катунакский. – М., 2002. – С. 275-280.
8. Черняева С.А. Христианский подход к задачам психологии религии. здесь

СКАЧАТЬ СТАТЬЮ В ФОРМАТЕ DOC: здесь